DISSERNET.ORG:Ast2006/300-306

Материал из DISSERNET.ORG
Перейти к: навигация, поиск
П.А. Астахов (2006) [стр 300-306]
И. ПИСАРЕВА (1998)

[стр 300]

нии спора стороны могут использовать межгосударственные процедуры примирения на основе Согласительною регламента Комиссии международного права ООН (ЮНСИТРАЛ) от 11.12.1995 г. или Конвенции по примирению и арбитражу в рамках СБСЕ от 15.12.1992 г. Также за основу может быть принят регламент организации, профессионально занимающейся вопросами конфликтологии и разрешения конфликтов.

К посредничеству стороны могут прибегнуть в том случае, когда они готовы идти на взаимные уступки, им не нужна победа любой ценой, для них лучше сохранить партнерские отношения в будущем. Тогда для нахождения взаимно устраивающего решения не требуется более месяца, а соглашение по обыкновению выполняется сторонами добровольно.

Современный деловой мир. живущий в условиях и по законам рыночной экономики, давно уже не представляет свое существование без таких понятий, как равенство участников гражданского оборота, автономия их воли, свобода договора1. Позитивные стороны «свободы и равенства» выражаются в бесконечном просторе для проявления предпринимательской инициативы и широких гарантиях защиты нарушенных прав, а негативные - в увеличении числа споров и, следовательно, в чрезвычайной загруженности судебной системы. Правосудие, вынужденное рассматривать огромное количество исков в сжатые процессуальные сроки при ограниченном числе судей, справляется с поставленной перед ним задачей зачастую в ущерб качеству судебною разбирательства.

Что же вытекает из неудовлетворенности сторон качеством вынесенного решения? Апелляция, кассационная жалоба — и, таким образом, судебная система вынуждена иметь дело с процессами, тянущимися годами, а на плечи сторон ложится все бремя судебных издержек. Поиски эффективного механизма альтернативною разрешения споров, позволяющего разфузить судебную систему, велись российскими юристами на протяжении почти двух веков. Так, в 1803 г. автор Устава Третейскою со

[стр 301]

вестного суда 1801 г. министр юстиции Г. Державин писал в докладе Александру

1: «Польза от учреждения суда сего весьма важна и ощутительна: не только меньше будет дел по нижним судебным местам, апелляций к сенату, жалоб к престолу и ропоту вообще на ненравосудие или медленность в производстве: но предпочтение в выборе судей третейских, сопряженное с лестною наградою оных от правительства, и удостоверение народа, что он судится собственно выбранными до воле своей судьями, всемерно откроет новый путь к благородному честолюбию... Самое же сие средство доставит многим опытность в судоведении... Равным образом и чиновники прочих судебных мест в необходимости найдутся проходить служение свое с большею ревно- стию»1.

Концепция альтернативного разрешения коммерческих споров в современном понимании может быть определена как совокупность приемов и способов разрешения споров между участниками предпринимательской деятельности вне системы арбитражных судов Российской Федерации.

Нельзя обойти вниманием тот факт, что в теоретических дискуссиях понятие альтернативности подвергалось критике как методологически неверное. В качестве аргумента приводился, например, факт наличия так называемых «судебных мировых соглашении», то есть мировых соглашений, заключаемых уже после того, как спор передан на рассмотрение арбитражного суда, необходимым условием действительности которых является их утверждение данным арбитражным судом. Указывали также на отсутствие диспо- зитивности при обращении к претензионному порядку, предусмотренному Воздушным кодексом, Транспортным уставом железных дорог и т.п. Принимая критику к сведению, следует иметь в виду, что целью разрешения спора является устранение разногласий между сторонами по поводу причитающегося каждой из них, восстановление некоего «баланса справедливости » в гражданско-правовых отношениях. Мировое соглашение, выстав-

[стр 302]

ление и принятие претензионных разногласий, включение в договор третейской оговорки суть следствия обоюдного волеизъявления сторон, направленного на разрешение спорной ситуации, в то время как обращение за разрешением спора по существу в арбитражный суд обычно инициируется одной из сторон и не требует предварительной договоренности.

И, конечно, необходимо отметить, что отделить теоретические дискуссии о концепции альтернативного разрешения споров от абстрактного философствования на правовые темы позволяет практическое применение следующих форм альтернативного разрешения коммерческих споров, ставших неотъемлемой частью российской правовой действительности.

Роль, которую в современном мире играет третейское разбирательство, во многом определяется его сущностью не только как формы, но и как особого правового института альтернативного разрешения споров, построенного на негосударственных началах. Регламенты третейских судов, устанавливающие порядок разрешения споров, значительно меньшей степени формализуют производство в сравнении с нормами, регулирующими производство в государственных судах. Стороны могут выбрать постоянно действующий третейский суд с наиболее подходящей с их точки зрения процедурой разрешения спора или самостоятельно создать третейский суд ad hoc - для рассмотрения конкретного спора (ст. 2 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров от 24 июня 1992 г.). Стороны также более свободны в выборе места и времени проведения разбирательства.

Третейские суды, в состав которых входят не только юристы, но и специалиста в различных областях науки и техники, в сфере управления, более, чем государственный суд, приспособлены решать дела, имеющие сложный фактический состав, выявление которого скорее зависит от наличия специальных знаний третейских судей в области экономики, финансового и страхового дела, судовождения и т.д., чем от правовых познаний. Обычно разрешение такого рода дел в государственных судах невозможно без привлечения экспертов, что удлиняет процесс и делает его дороже. Например, Третей302


[стр 303]

ский суд при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате уделяет особое внимание развитию новых форм экспертизы и привлекает широкий круг специалистов к разрешению вопросов, поставленных перед судом процессе разрешения споров.

Третейское разбирательство также в большей степени обеспечивает возможность сохранения в тайне существа спора, то есть имеет конфиденциальный характер1. Конфиденциальность разбирательства гарантируют большинство регламентов постоянно действующих третейских судов. Например, ст. 14 Регламента Третейского суда при Санкт-петербургской торгово- промышленной палате гласит: «Судьи и сотрудники секретариата обязаны не разглашать ставшую им известной информацию о спорах, разрешаемых Третейским судом, которая может нанести ущерб интересам сторон». Следует отметить, что Временное положение не предоставляет гарантий конфиденциальности. Подобная ситуация не случайна, учитывая характерную для советского времени открытость ведомственных и международных третейских судов - «арбитражей», проявлявшуюся, например, в регулярном опубликовании решений Морской и Внешнеторговой арбитражных комиссии, на сегодняшний день гарантий конфиденциальности не содержат регламенты закрытых третейских судов - например. Третейского суда при Министерстве путей сообщения, рассматривающего споры исключительно между железными дорогами, предприятиями, организациями железнодорожного транспорта, наделенными правами юридических лиц2.

Существенным преимуществом третейского разбирательства признают также особые условия рассмотрения дел, обеспечивающие поддержание между сторонами хороших отношений, рассчитанных на сохранение между ними деловых отношений и в дальнейшем. Стороны, передающие спор на рассмотрение третейского суда, часто интересуются не 'только юридической


[стр 304]

стороной вопроса. Разрешение спора по существу может быть достигнуто и путем разумного компромисса, учитывающего первую очередь финансовые и коммерческие аспекты дела. Устранение конфликтности отношений является основной целью, преследуемой сторонами. Данная направленность деятельности третейских судов подтверждается наличием, например, в регламентах Третейского суда Ассоциации российских банков и Третейского суда при Союзе юристов рассмотренных выше положений, регламентирующих проведение по желанию сторон предварительных «примирительных процедур», направленных на выработку мирового соглашения1.

При рассмотрении внешнеэкономических споров третейское разбирательство практически исключает трактовку взаимоотношений сторон и арбитров как подчинение одной из сторон судьям «другой стороны», что часто случается при рассмотрении международных споров2. Наконец, одним из наиболее привлекательных для сторон свойств третейского разбирательства является его относительная дешевизна по сравнению с государственным правосудием.

Рассуждая о правовой природе третейского разбирательства, невозможно не затронуть актуальные проблемы законодательного регулирования: еще в марте 1993 г. Е.А. Виноградова отмечала, что Россия не имеет кодифицированного законодательства о третейском суде". В 1997 г. она еще раз подчеркнула отсутствие в стране «комплексных и системных законодательных основ третейского разбирательства»4.

В настоящее время в Российской Федерации действует Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденное постановлением Верховного Совета РФ от 24 июня 1992 г. (далее - .

[стр 305]

Положение), - документ устаревший и требующий тщательной законодательной переработки хотя бы в целях устранения временности., а следовательно, и неопределенности в области регулируемых отношений. Отдельные недостатки Временного положения проанализированы выше.

7 июля 1993 г. был принят Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже», который еще раз отметил особое положение третейских судов, специализирующихся в рассмотрении внешнеэкономических спороп, сформировавшееся вследствие необходимости совмещения внутренней плановой и внешней рыночной экономики.

Временное положение и Закон не согласованы между собой и содержат различия в отношении предмета регулирования, круга споров, которые могут передаваться в третейский суд по соглашению сторон, определения государственных судов, которые могут оказывать содействие третейским судам. Более того, ч. 6 ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусматривает подведомственность арбитражному суду дел с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций, иностранных, граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. Статья 23 АПК РФ гласит: «По соглашению сторои в о з н и к ш и й и л и могущий возникнуть спор, вытекающий из фажданских правоотношений и подведомственный арбитражному суду, до принятия им решения может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда». Таким образом, АПК закрепил единообразный подход к спорам, возникающим в сфере предпринимательской деятельности, независимо от национальной и юрисдикционной принадлежности сторон.

Следовательно, выделение норм, регламентирующих деятельность международного третейского суда, являющегося всего лишь разновидностью третейского суда, необоснованно сужает сферу применения законодательства о третейском суде, что было оправдано в эпоху государственного регулирования внешнеэкономической деятельности, но сегодня несовместимо с граж-


[стр 306]

данско-правовыми принципами автономии воли и свободы предпринимательской деятельности1. Остается надеяться, что при принятии готовящегося ко второму чтению в Государственной Думе законопроекта эта позиция будет учтена.

В заключение следует подчеркнуть, что работа юриста особенно п сфере коммерческого права характеризуется преобладанием гибкого творческого подхода, вытекающего из таких основополагающих принципов гражданского оборота, как автономия воли и свобода договора. Подобный подход, в свою очередь, нуждается в организационной направленности, создаваемой как путем разработки комплексных методологических указаний но альтернативному разрешению споров, так и закрепления в действующем законодательстве формализующих принципов и условий проведения согласительных процедур

Таким образом, первоочередными задачами при дальнейшей работе в области альтернативного разрешения споров, направленной на наиболее эффективное применение данного механизма на практике, являются: проведение обобщенного анализа существующих в российской юридической практике форм альтернативного разрешения коммерческих споров - • мирового соглашения, претензионного порядка урегулирования, третейского разбирательства, их правовой природы и значения; анализ особенностей использования форм альтернативного разрешения коммерческих споров при разрешении отдельной категории споров; характеристика общего подхода к стратегическому планированию при альтернативном разрешении споров.

§ 4. Разрешение юридических конфликтов посредством

международного коммерческого арбитража

Современные тенденции арбитрировапия свидетельствуют о том, что имеют место весьма существенные особенности правового регулирования процедуры рассмотрения споров коммерческими арбитражами. Что касается


КОНЦЕПЦИЯ АЛЬТЕРНАТИВНОГО

РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ В РОССИИ

Современный деловой мир, живущий в условиях и по законам рыночной экономики, давно уже не представляет свое существование без таких понятий, как равенство участников гражданского оборота, автономия их воли, свобода договора1

Позитивные стороны "свободы и равенства" выражаются в бесконечном просторе для проявления предпринимательской инициативы и широких гарантиях защиты нарушенных прав, а негативные — в увеличении числа споров и, следовательно, в чрезвычайной загруженности судебной системы.

Правосудие, вынужденное рассматривать огромное количество исков в сжатые процессуальные сроки при ограниченном числе судей, справляется с поставленной перед ним задачей зачастую в ущерб качеству судебного разбирательства. Что же вытекает из неудовлетворенности сторон качеством вынесенного решения? Апелляция, кассационная жалоба — и, таким образом, судебная система вынуждена иметь дело с процессами, тянущимися годами, а на плечи сторон ложится все бремя судебных издержек. Поиски эффективного механизма альтернативного разрешения споров, позволяющего разгрузить судебную систему, велись российскими юристами на протяжении почти двух веков. Так, в 1803 году автор Устава Третейского совестного суда 1801 года министр юстиции Г. Державин писал в докладе Александру I: "Польза от учреждения суда сего весьма важна и ощутительна: не только меньше будет дел по нижним судебным местам, апелляций к сенату, жалоб к престолу и ропоту вообще на неправосудие или медленность в производстве: но предпочтение в выборе судей третейских, сопряженное с лестною наградою оных от правительства, и удостоверение народа, что он судится собственно выбранными по воле своей судьями, всемерно откроет новый путь к благородному честолюбию... Самое же сие средство доставит многим опытность в судоведении... Равным образом и чиновники прочих судебных мест в необходимости найдутся проходить служение свое с большею ревностию"

Концепция альтернативного разрешения коммерческих споров в современном понимании может быть определена как совокупность приемов и способов разрешения споров между участниками предпринимательской деятельности вне системы ар- битражных судов Российской Федерации.

Нельзя обойти вниманием тот факт, что в теоретических дискуссиях употреб-ляемое автором понятие "альтернативности" подвергалось критике как методологически неверное. В качестве аргумента приводился, например, факт наличия так называемых "судебных мировых соглашений", то есть мировых соглашений, заключаемых уже после того, как спор передан на рассмотрение арбитражного суда, необходимым условием действительности которых является их утверждение данным арбитражным судом. Указывали также на отсутствие диспозитивности при обращении к претензионному порядку, предусмотренному Воздушным кодексом, Транспортным уставом железных дорог и т. п.

Принимая критику к сведению, следует иметь в виду, что целью разрешения спора является устранение разногласий между сторонами по поводу причитающегося каждой из них, восстановление некоего "баланса справедливости" в гражданско-правовых отношениях. Мировое соглашение, выставление и принятие претензионных разногласий, включение в договор третейской оговорки — суть следствия обоюдного волеизъявления сторон, направленного на разрешение спорной ситуации, в то время как обращение за разрешением спора по существу в арбитражный суд обычно инициируется одной из сторон и не требует предварительной договоренности.

И конечно, необходимо отметить, что отделить теоретические дискуссии о концепции альтернативного разрешения споров от абстрактного философствования на правовые темы позволяет практическое применение следующих форм альтернативного разрешения коммерческих споров, ставших неотъемлемой частью российской правовой действительности.

Третейское разбирательство (американский аналог — "arbitration") В соответствии с п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса РФ "защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (далее — суд)".

На основании приведенной цитаты можно сделать вывод, что Гражданский кодекс приравнивает решение независимого третейского суда к решениям суда и арбитражного суда. Подобное законодательное признание роли третейского суда в системе разрешения споров привело к тому, что так называемая "третейская оговорка", предусматривающая окончательность и обязательность для сторон решения выбранных ими независимых третейских судей, постепенно становится неотъемлемым элементом договоров, заключаемых между предпринимателями.

Роль, которую в современном мире играет третейское разбирательство, во многом определяется его сущностью не только как формы, но и как особого правового института альтернативного разрешения споров, построенного на негосударственных началах. Регламенты третейских судов, устанавливающие порядок разрешения споров, в значительно меньшей степени формализуют производство в сравнении с нормами, регулирующими производство в государственных судах. Стороны могут выбрать постоянно действующий третейский суд с наиболее подходящей с их точки зрения процедурой разрешения спора или самостоятельно создать третейский суд ad hoc — для рассмотрения конкретного спора (ст. 2 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров от 24 июня 1992 года). Стороны также более свободныв выборе места и времени проведения разбирательства.

Третейские суды, в состав которых входят не только юристы, но и специалисты в различных областях науки и техники, в сфере управления, более, чем государственный суд, приспособлены решать дела, имеющие сложный фактический состав, выявление которого скорее зависит от наличия специальных знаний третейских судей в области экономики, финансового и страхового дела, судовождения и т. д., чем от правовых познаний

Обычно разрешение такого рода дел в государственных судах невозможно без привлечения экспертов, что удлиняет процесс и делает его дороже. Например, Третейский суд при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате уделяет особое внимание развитию новых форм экспертизы и привлекает широкий круг специалистов к разрешению вопросов, поставленных перед судом в процессе разрешения споров.

Третейское разбирательство также в большей степени обеспечивает возможность сохранения в тайне существа спора, то есть имеет конфиденциальный характер. Конфиденциальность разбирательства гарантируют большинство регламентов постоянно действующих третейских судов. Например, ст. 14 Регламента Третейского суда при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате гласит: "Судьи и сотрудники секретариата обязаны не разглашать ставшую им известной информацию о спорах, разрешаемых Третейским судом, которая может нанести ущерб интересам сторон". Следует отметить, что Временное положение не предоставляет гарантий

конфиденциальности. Подобная ситуация не случайна, учитывая характерную для советского времени открытость ведомственных и международных третейских судов — "арбитражей", проявлявшуюся, например, в регулярном опубликовании решений Морской и Внешнеторговой арбитражных комиссий. На сегодняшний день гарантий конфиденциальности не содержат регламенты закрытых третейских судов — например, Третейского суда при Министерстве путей сообщения, рассматривающего споры исключительно между железными дорогами, предприятиями, организациями железнодорожного транспорта, наделенными правами юридических лиц6

Существенным преимуществом третейского разбирательства признают также особые условия рассмотрения дел, обеспечивающие поддержание между сторонами хороших отношений, рассчитанных на сохранение между ними деловых отношений и в дальнейшем. Стороны, передающие спор на рассмотрение третейского суда, часто интересуются не только юридической стороной вопроса. Разрешение спора по существу может быть достигнуто и путем разумного компромисса, учитывающего в первую очередь финансовые и коммерческие аспекты дела. Устранение конфликтности отношений является основной целью, преследуемой сторонами. Данная направленность деятельности третейских судов подтверждается наличием, например, в регламентах Третейского суда Ассоциации российских банков и Третейского суда при Союзе юристов рассмотренных выше положений, регламентирующих проведение по желанию сторон предварительных "примирительных процедур", направленных на выработку мирового соглашения7 . При рассмотрении внешнеэкономических споров третейское разбирательство практически исключает трактовку взаимоотношений сторон и арбитров как подчинение одной из сторон судьям "другой стороны", что часто случается при рассмотрении международных споров8

Наконец, одним из наиболее привлекательных для сторон свойств третейского разбирательства является его относительная дешевизна по сравнению с государственным правосудием. Рассуждая о правовой природе третейского разбирательства, невозможно не затронуть актуальные проблемы законодательного регулирования: еще в марте 1993 года

В настоящее время в Российской Федерации действует Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденное постановлением Верховного Совета РФ от 24 июня 1992 года (далее — Положение), — документ устаревший и требующий тщательной законодательной переработки хотя бы в целях устранения "временности", а следовательно, и неопределенности в области ре- гулируемых отношений. Отдельные недостатки Временного положения проанализи- рованы выше.

7 июля 1993 года был принят Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже", который еще раз отметил особое положение третейских судов, специализирующихся в рассмотрении внешнеэкономических споров, сформировавшееся вследствие необходимости совмещения внутренней плановой и внешней рыночной экономики. Временное положение и Закон не согласованы между собой и содержат различия в отношении предмета регулирования, круга споров, которые могут передаваться в третейский суд по соглашению сторон, определения государственных судов, которые могут оказывать содействие третейским судам, и т. д.

Более того, ч. 6 ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусматривает подведомственность арбитражному суду дел с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предприниматель-скую деятельность, если иное не предусмотрено международным договором Россий-ской Федерации. Статья 23 АПК РФ гласит: "По соглашению сторон возникший или могущий возникнуть спор, вытекающий из гражданских правоотношений и подведомственный арбитражному суду (выделено мною. — И. П.), до принятия им решения может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда". Таким образом, АПК закрепил единообразный подход к спорам, возникающим в сфере предпринимательской деятельности, независимо от национальной и юрисдикционной принадлежности сторон.

Следовательно, выделение норм, регламентирующих деятельность международного третейского суда, являющегося всего лишь разновидностью третейского суда, необоснованно сужает сферу применения законодательства о третейском суде, что было оправдано в эпоху государственного регулирования внешнеэкономической деятельности, но сегодня несовместимо с гражданско-правовыми принципами автономии воли и свободы предпринимательской деятельности

Остается надеяться, что при принятии готовящегося ко второму чтению в Государственной Думе законопроекта эта позиция будет учтена.

Достижение мирового соглашения (американский аналог — "settlement") Вне зависимости от наличия или отсутствия в договоре третейской оговорки стороны могут прибегнуть к другому способу урегулирования возникших разно-гласий. Мировые соглашения как средство разрешения гражданско-правового спора были известны еще русскому дореволюционному судопроизводству13

Положения о заключении "мировых сделок" содержали Устав судопроизводства торгового и Устав кредитный. В 1890 году известный дореволюционный теоретик гражданского и торгового права Г. Ф. Шершеневич писал, что под общегражданской мировой сделкой понимается соглашение, посредством которого две стороны устраняют существующее между ними спорное отношение путем взаимных уступок/

Мировые соглашения традиционно подразделяются на внесудебные и судебные. À Внесудебное мировое соглашение заключается до передачи спора на рассмотрение суда и служит предпосылкой добровольного исполнения своих обязанностей участниками правоотношения. Внесудебное мировое соглашение — это договор о разрешении материально-правового спора на определенных ус-ловиях15

. Следствие его

— изменение или прекращение материального право-отношения. Как и заключенное в суде, оно может подтверждать существующее материальное правоотношение между участниками и создавать тем самым реальную возможность его исполнения на определенных условиях16

Заключая внесудебное мировое соглашение, стороны разрешают спор. В этом и состоит его отличие от соглашения, заключенного в суде, которое только после утверждения его судом ликвидирует спор и создает возможность требовать принудительного исполнения обязательств по этому соглашению17

Внесудебное мировое соглашение служит лишь предпосылкой добровольного исполнения участниками своих обязанностей, поскольку оно не обеспечено государственным принуждением как заключенное в суде. Стороны могут обратиться за удостоверением мирового соглашения (которое представляет собой новое обязательство) к нотариусу. Но удостоверение его нотариусом есть лишь акт подтверждения волеизъявления сторон.

В заключение следует подчеркнуть, что работа юриста в сфере коммерческого права характеризуется преобладанием гибкого творческого подхода, вытекающего из таких основополагающих принципов гражданского оборота, как автономия воли и свобода договора. Подобный подход, в свою очередь, нуждается в организационной направленности, создаваемой как путем разработки комплексных методологических указаний по альтернативному разрешению споров, так и закрепления в действующем законодательстве формализующих принципов и условий проведения согласительных процедур.

Таким образом, первоочередными задачами при дальнейшей работе в области альтернативного разрешения споров, направленной на наиболее эффективное применение данного механизма на практике, являются: проведение обобщенного анализа существующих в российской юридической практике форм альтернативного разрешения коммерческих споров — мирового соглашения, претензионного порядка урегулирования, третейского разбирательства, их правовой природы и значения; анализ особенностей использования форм альтернативного разрешения коммерческих споров при разрешении отдельной категории споров; характеристика общего подхода к стратегическому планированию при альтер- нативном разрешении споров


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты