Content-type: text/html
[стр. 167]

информацией о них.
Однако этот тип рынков отнюдь не единственный.
Так, экономическая теория, опираясь на различия в структуре издержек оценки качества товаров, делит товары на инспекционные, экспериментальные и доверительные.
Анализ параметров рыночных сделок с каждым из перечисленных типов товаров позволяет сделать вывод: проблемы, порождаемые Законом 94-ФЗ на рынках товаров, отличных от «стандартных инспекционных», были предсказуемыми.
На практике при отсутствии разграничения процедур закупок разных типов товаров, работ и услуг сегодня для большинства добросовестных госзаказчиков наиболее важны риски неисполнения или некачественного исполнения госконтрактов и связанные с этим потенциальные издержки.
Разработчики
Закона 94-ФЗ ■считают, что механизмы последующих судебных санкций к поставщикам за нарушение условий контрактов достаточны для компенсации всех Возможных потерь, которые могут нести госзаказчики.
Однако такой подход не учитывает многих реалий.
Во-первых, получение денег далеко не всегда возмещает потери времени, особенно с учетом специфики бюджетного процесса, в рамках которого действуют госзаказчики.
Во-вторых, недостаточно высокое качество работ творческого характера (научных и проектных разработок, произведений искусства и
т.
п.) в суде, как правило, сложно доказать.
В-третьих, даже если качество поставки удается
со временем оспорить, закупка, например, некондиционных лекарств для медицинских учреждений или поставка некондиционного оборудования для очистных сооружений чреваты потерями, которые могут значительно превосходить г стоимость первоначальной закупки.
В-четвертых,
если речь идет о высокотехнологичной продукции, которая быстро обновляется и дешевеет, требование однозначно фиксировать в конкурсной документации все качественные характеристики товара и невозможность пересматривать контракты иначе, че,м через суд, ведут к прямым потерям с точки зрения не только качества, но и расходов бюджета.
Снижение рисков при закупке сложных товаров,
работ, услуг предполагает учет квалификации и репутации поставщиков При этом в
[стр. 16]

Стоит отметить в связи с этим, что уже в 2006 году эксперты Всемирного банка отмечали явное нарушение внутренней логики 94-ФЗ, когда по закупкам для МЧС и Минобороны была предусмотрена предквалификация поставщиков, а для закупок медицинской техники — нет.
При этом на содержательном уровне Всемирный банк отмечал необходимость предквалификации поставщиков и иные процедуры «качественного отбора» поставщика для всех закупок «сложных» товаров и услуг.
Осознание несовершенства сложившейся системы госзакупок на уровне руководства страны привело к тому, что в Программу антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год был включен пункт 35 о разработке нормативных правовых актов, касающихся совершенствования законодательства о государственных закупках, в том числе урегулирования вопросов государственных закупок технически сложной продукции.
В Послании Президента Российской Федерации о бюджетной политике в 2010-2012 годах было дано поручение: усовершенствовать механизмы государственных закупок за счет применения современных процедур размещения заказов, консолидации заказчиков, а также использования комплексных методов управления инвестиционными проектами.
В Бюджетном послании отмечалось, что система государственных закупок должна исключать случаи необоснованного завышения цен и заключения контрактов с заведомо некомпетентными исполнителями, а также задержки в реализации соответствующих процедур; государственные закупки должны использоваться в том числе в качестве инструмента управления структурными преобразованиями в российской экономике, способа стимулирования технологической модернизации и повышения конкурентоспособности эффективных производителей.
Что порождало проблемы в применении 94-ФЗ? Анализ базовых положений 94-ФЗ показывает, что идеология закона была ориентирована на один определенный тип рынков, а именно: рынки, близкие к идеальной модели совершенной конкуренции между «атомизированными» фирмами, которые производят однородные товары и обладают полной информацией об этих товарах друг у друга.
Этот тип рынков является довольно распространенным, но отнюдь не единственным.
При этом особенности иных рынков и рациональные стратегии действий на них обстоятельно изучены экономической наукой (кратко эти особенности изложены в приложении 3).
На практике отсутствие разграничения процедур закупок для разных типов товаров, работ и услуг приводит к тому, что наиболее острую проблему для большинства добросовестных госзаказчиков сегодня составляют риски неисполнения или некачественного исполнения госконтрактов и связанные с этим потенциальные издержки.
Разработчики
94-ФЗ считают, что механизмы последующих судебных санкций к поставщикам за нарушение условий контрактов 15

[стр.,17]

достаточны для компенсации всех возможных потерь, которые могут нести госзаказчики.
Однако такой подход не учитывает многих реалий.
Во-первых, получение денег далеко не всегда возмещает потери времени, особенно с учетом специфики бюджетного процесса, в рамках которого действуют госзаказчики.
Во-вторых, недостаточно высокое качество работ творческого характера (научных и проектных разработок, произведений искусства и
т.п.) в суде, как правило, недоказуемо.
В-третьих, даже если качество поставки удается
с течением времени оспорить, закупка, например, некондиционных лекарств для медицинских учреждений или поставка некондиционного оборудования для очистных сооружений чреваты потерями, которые могут на несколько порядков превосходить стоимость первоначальной закупки.
В-четвертых,
когда речь идет о высокотехнологичных рынках, где продукция быстро обновляется и удешевляется, требование однозначно фиксировать в конкурсной документации все качественные характеристики товара и невозможность пересматривать контракты иначе, чем через суд, ведут к прямым потерям не только с точки зрения качества, но и с точки зрения расходов.
Снижение рисков при закупке «сложных» товаров
(услуг, работ) предполагает учет квалификации и репутации поставщиков.
При этом в
зарубежной литературе дискутируется не вопрос об уместности такого учета, а то, какие механизмы учета наиболее рациональны в тех или иных обстоятельствах.
В зарубежной науке и практике убедительно обоснованы конкретные рекомендации по использованию в данных целях специальных процедур (двухэтапные торги, конкурентные переговоры и др.), а также по оптимизации соотношений качественных и ценовых критериев применительно к разным типам закупаемых товаров и услуг (см.
приложение 4).
Также в мировой практике используются научно проработанные механизмы адаптации уже заключенных контрактов к изменяющимся внешним условиям — с обеспечением должной прозрачности таких изменений.
К сожалению, при подготовке Закона 94-ФЗ не были предприняты усилия по освоению зарубежного опыта.
Более того, без внятной аргументации были отвергнуты оправдавшиеся впоследствии предостережения Всемирного банка о рисках, которые несла концепция закона.
В соответствии с 94-ФЗ в России разрешено использовать лишь менее половины способов закупок, которые в настоящее время применяются в международной практике, — преимущественно наиболее простые и легче поддающиеся контролю.
Иными словами, под запретом 3 Проблемы учета квалификации и репутации в ходе проведения процедур закупок широко обсуждаются в теоретической и практической литературе.
Теоретические обоснования ограничения числа потенциальных поставщиков в условиях повышенного значение качества, например, приводятся в работе Bakos et al.
(1992, "When quality matters: information technology and buyer-supplier relationships").
Позитивная роль предквалификации в сокращении коррупции показана в работе Calzolari and Spagnolo (2005, "Reputation and Collusion in Procurement").
Способы проведения автоматических процедур предквалификации обсуждаются в работах на стыке экономике и компьютерных технологий, например, в работе Ng et al.
(1998, "Case-based Reasoning for Contractor Prequalification").
16

[Back]