Content-type: text/html
[стр. 166]

ремонту вышедших из строя комплектующих.
Такой ремонт проводится с использованием некачественных
компонентов, причем отремонтированные комплектующие работают не более двух-трех месяцев, а затем снова выходят из строя.
В итоге общие потери организации-заказчика многократно превышают экономию, полученную от закупок более дешевых комплектующих у недобросовестных поставщиков.
Срыв установленных сроков поставки.

При срыве сроков поставки в конце календарного года госзаказчики должны либо не заплатить поставщику последний транш (что означает вернуть деньги в бюджет и не получить необходимые товары, работы, услуги), либо «договориться», что оплата пройдет в пределах отчетного периода, а поставка будет осуществлена позже.
Первое решение соответствует духу и букве
Закона 94-ФЗ, однако оно препятствует основной деятельности организации-заказчика.
Поэтому в большинстве случаев заказчики идут по второму пути, переходя в зону
неформальных отношений с поставщиками.
Ограниченные, возможности заказчика воздействовать на недобросовестного поставщика.
Предусмотренное Законом 94-ФЗ внесение фирм, нарушающих условия госконтрактов, в реестр недобросовестных поставщиков возможно только по двум основаниямотказ от подписания контракта и его расторжение по решению суда, под которые многие прецеденты не подпадают.
При этом угроза применения данной меры может
воздействовать только на реально существующие добросовестные фирмы, а не на «фирмы-однодневки», специально созданные для «одноразового» участия в конкурсе.
Аналогично, возможное возмещение убытков через суд, при помощи страхования рисков неисполнения контрактов или механизмов банковских гарантий не решает проблемы заказчика при поставке некачественных товаров, работ, услуг или срыве сроков поставок.
Анализ базовых положений Закона 94-ФЗ показывает, что его идеология была ориентирована на один тип рынков, а именно — рынки, близкие к идеальной модели совершенной конкуренции между «атомизированными» фирмами, которые производят однородные товары и обладают полной 166
[стр. 10]

цену поставщик как правило готов поставить более новые и совершенные модели.
В то же время госзаказчики, не имея права внести изменения в спецификации закупаемого оборудования, должны отказаться от поставки новых современных компьютеров.
Также они не имеют права скорректировать в сторону снижения цены на объективно подешевевшие старые модели.
Выходом из сложившейся ситуации могли бы стать так называемые «рамочные ТЗ» и «рамочные контракты со скользящими условиями», определяющие только стоимостной объем закупки и приблизительную номенклатуру, а также правила и процедуры их корректировки.
Высокие риски поставки товара ненадлежащего качества.
Формируя ТЗ, заказчик осознает, что фирмы-участники аукциона независимо от своих реальных возможностей будут согласны со всеми требованиями ТЗ по качеству, но фактически это качество можно будет оценить только после осуществления поставки.
Так, в интервью приводились примеры проектноизыскательских работ, где заказчик оказывается незащищенным от мелких организаций, которые впоследствии могут быть неспособны в полном объеме и с надлежащим качеством выполнить контракт.
Данная проблема обусловлена тем, что заранее оценить качество подрядчика в рамках существующего законодательства не представляется возможным (запрет на применение к участникам квалификационных требований).
Однако от качества выполненных подрядчиком проектно-изыскательских работ в значительной степени зависят дальнейшие расходы заказчика по выполнению строительно-монтажных работ, эксплуатации и обслуживанию объекта и т.п.
В случае с ИТ-продукцией низкое качество закупаемых комплектующих для периферийного оборудования (тонеры, картриджи, др.) приводит не только к сбоям в работе, но и к полному выходу из строя дорогостоящего ИТ-оборудования.
В интервью приводились примеры, когда недобро-совестные поставщики предлагают цену в 2 раза ниже и охотно идут на требование предоставления услуг по ремонту вышедших из строя комплектующих.
Такой ремонт проводится с использованием некачественных
технических компонентов, причем отремонтированные комплектующие опять же работают не более 2-3 месяцев, а затем снова выходят из строя.
В итоге общие потери организации-заказчика многократно превышают экономию, полученную от закупок более дешевых комплектующих у недобросовестных поставщиков.
Срыв установленных сроков поставки.

Эта проблема указывается госзаказчиками в качестве наиболее значимой при проведении анонимных формализованных опросах, однако в ходе интервью они уходят от конкретных примеров, ограничиваясь фразами наподобие «мы как-то справлялись».
Объясняется эта ситуация тем, что, сталкиваясь со срывом сроков поставки в конце календарного года, госзаказчики оказываются перед выбором: не заплатить поставщику последний транш (что означает вернуть деньги в бюджет и не получить необходимые товары, работы, 9

[стр.,11]

услуги) или же «договориться» о том, что оплата пройдет в пределах отчетного периода, а поставка будет осуществлена позже.
Первое решение соответствует духу и букве
94-ФЗ, однако явно препятствует основной деятельности организации-заказчика.
Поэтому в большинстве случаев заказчики идут по второму пути, переходя в зону
неформальных отношений с поставщиками.
Ограниченность возможностей заказчика по воздействию на недобросовестного поставщика.
В частности, респонденты подчеркивали, что предусмотренное в 94-ФЗ внесение фирм, нарушающих условия госконтрактов, в реестр недобросовестных поставщиков возможно только по двум основаниям: отказ от подписания контракта и его расторжение по решению суда, под которые многие прецеденты не подпадают.
При этом угроза применения данной меры может
оказать воздействие только на реально существующие добросовестные фирмы, но не имеет никакого эффекта в случае «фирм-однодневок», специально созданных для «одноразового» участия в конкурсе.
Аналогичным образом, возможное возмещение убытков через суд, через страхование рисков неисполнения контрактов или механизмы банковских гарантий никак не решает для заказчика тех проблем, которые возникают в его основной деятельности в случае поставки некачественных товаров или услуг или при срыве сроков поставок.
Реакцией на эти и другие проблемы, выявившиеся в ходе применения новой системы регулирования закупок, стало многократное изменение 94-ФЗ.
С момента принятия закона в июле 2005 года и до конца 2009 года в него было внесено 19 пакетов поправок.
Эта законотворческая активность нарастала во времени: если в 2005—2006 годах в 94-ФЗ было внесено 2 пакета поправок, а в 2007— 2008 годах — 7 пакетов поправок, то в течение одного 2009 года поправки в закон вносились 10 раз (более подробно см.
приложение 1).
Такая интенсивная законотворческая активность определялась стремлением привести 94-ФЗ в соответствие с реалиями и, безусловно, отражала развитие института госзакупок.
Однако это развитие было внутренне противоречивым.
С одной стороны, можно отметить, что значительная часть поправок, вносимых в 94-ФЗ, шла в русле реализации основных идей закона.
Наглядным примером здесь могут быть нормы, касающиеся электронных аукционов.
Применительно к простым стандартизованным товарам это, безусловно, положительный сдвиг.
С другой стороны, разработчики закона должны были реагировать на проблемы, выявившиеся в ходе применения 94-ФЗ, особенно в отношении сложных / уникальных закупок.
Однако они оказались не готовы провести типологизацию таких проблем и на этой основе обеспечить развитие инструментария закупок.
Вместо этого разработчики закона пошли по пути реализации частных решений по частным случаям — преимущественно в формате исключения соответствующих закупок из-под действия конкурентных процедур 94-ФЗ (см.
вставку 2).
10

[Back]