Content-type: text/html
[стр. 20]

с набором иных масштабных историко-теоретических реконструкций объединяет их непосредственная связь с характером и логикой развития хозяйства23, выступающего в рамках данных теоретических построений как значимый, и даже определяющий фактор социальной эволюции или, по крайней мере, отдельных этапов развития человеческой цивилизации.
В рамках современной экономической науки заметную роль в анализе институциональной хозяйственной эволюции сыграл Д.
Норт.
Придерживаясь
неоинституциоиальной методологии24, он в своих исследованиях проанализировал различия институционального развития с точки зрения становления, прежде всего, эффективных прав собственности, а также институтов представительной и исполнительной власти, формирования эффективного рыночного механизма в различных странах Европы и американских колониях, впоследствии добившихся независимости25.
Как известно,неоинституциональная и неоклассическая методологии имеют в значительной мере сходное основание26, поэтому за некоторыми исключениями (учёт трансакционных издержек, признание ограниченной рациональности и возможности оппортунистического поведения) можно 23 Несмотря на явный вызов марксистской доктрине — полное название произведения У.
Ростоу
«Стадия экономического роста.
Некоммунистический манифест» (Rostow W.W.

'Hie Stage ofEconomic Growth.
A Non-Communist Manifesto.
Cambridge, 1960).

24 Институциональная история экономики России.
С.
9.
Хотя некоторые
авторы отзывались, по крайней мере, о ранних работах Д.
Норта как о работах, написанных в рамках неоклассической
парадигмы — «Норт развивает элементарную «неоклассическую теорию государства», основой которой послужила идея контракта между правителем («королём») и его избирателями» (Фуроботн Э.Г., Рихтер Р.
Институты и экономическая теория: достижения новой
инсти туциональной экономической теории — СГГб: Издат.
Дом Санкт-Петерб.
гос.
ун-та, 2005.
С.
522).
С другой стороны, отдельные места его более
поздних работ позволяют характеризовать его научную позицию как близкую к традиционному институционализму, например: «Источником правил является общество; далее они опускаются на уровень прав собственности и затем на уровень индивидуальных контрактов» (НортД.
Институты, институциональные изменения
и функционирование экономики.
М.: «Начала», 1997.
С.
74).
Возможно, подобные расхождения связаны с эволюцией взглядов этого исследователя, в любом случае этот вопрос
выходитза предметные границы настоящего исследования.
25 North D.
С.
Structure
and Change in Economic History.
New York and London, Norton, 1981; Норт Д.
Институты, институциональные изменения
и функционирование экономики.
М.: «Начала», 1997.
26 Относительно, по крайней мере, традиционного институционализма: «Институционализм отличается от экономической теории мейнстрима и новой институциональной теории именно потому, что не рассматривает индивидуализм как заданный, т.
е.
с заданными функциями целей и предпочтений» (См.:
Ходжсон Дж..
Какова сущность институциональной экономической теории? — httn://www.ie.boom.ru/Referat/Hodgson.htm'l.
20
[стр. 100]

американским экономистом У.
Ростоу в 50-е 60-е гг.
прошлого столетия158.
Однако концентрация на проблемах актуальной для середины прошлого века экономической модернизации освобождавшихся от колониализма развивающихся стран не позволила учесть сложный характер предшествующей эволюции и специфики развития различных сообществ159, в чём данная теоретическая концепция существенно проигрывала тому же марксистскому пониманию хода истории140.
Совокупность выделенных выше теоретических концепций по сравнению с набором иных масштабных историко-теоретических реконструкций объединяет их непосредственная связь с характером и логикой развития хозяйства, выступающего в рамках данных теоретических построений как значимый, и даже определяющий фактор социальной эволюции или, по крайней мере, отдельных этапов развития человеческой цивилизации.
В рамках современной экономической науки заметную роль в анализе институциональной хозяйственной эволюции сыграл Д.
Норт.
Придерживаясь
неоинституциональной методологии141, он в своих исследованиях проанализировал различия институционального развития с точки зрения становления, прежде всего, эффективных прав собственности, а также институтов представительной и исполнительной власти, формирования эффективного 134 Об этом подробнее см.: Нуреев Р.
М.
Экономика развития: модели обновления рыночной экономики.
М.: Норма, 2008.
С.
41 -46.
114 Рсжабск Е.
Я.
Капитализм: проб;1сма самоорганизации.
Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 2004.
С.
203.
140 Несмотря на явный вызов марксистской доктрине полное названии произведения У.
Ростоу
«Стадия экономического роста.
Некоммунистический манифест» (Rostow W.W.

The Stage o f Economic Growth.
A Non-Communist Manifesto.
Cambridge, 1960).

141 Инстигушюнальная история экономики России...
С.
9.
Хотя некоторые
ашоры отзывались, по крайней мере, о ранних работах Д.
Норта, как о работах, написанных в рамках неоклассической
парадш мы: «Норг развивает элементарную «неоклассическую теорию государства», основой которой послужила идея контракта между правителем («королём») и его избирателями» (Фуроботн Э.
Г..
Рихтер Р.
Институты и экономическая теория: достижения новой
институциональной экономической теории.
СПб: Издат.
Дом СамктПегерб.
Гос.
Ун-та, 2005.
С.
522).
С другой стороны, отдельные места его более
поэдних работ позволяют характеризовать его научную позицию как близкую к традиционному институционализму, например: «Источником правил является общество; далее они опускаются на уровень прав собственности и затем на уровень индивидуальных контрактов)» (Норт Д.
Институты, институциональные изменения
н функционирование экономики.
М.: «Начала», 1997.
С.
74).
Возможно, подобные расхождения связаны с эволюцией взглядов этого исследователя, в любом случае этот вопрос
выходит за предметные границы настоящего исследования.
100

[стр.,101]

рыночного механизма в различных странах Европы и американских колониях, впоследствии добившихся независимости”2.
Как известно, пеоинституциональный и неоклассический методологические подходы имеют и значительной мере сходное основание143, поэтому за некоторыми исключениями (учгЕт трансакционных издержек, признание ограниченной рациональности и возможности оппортунистического поведения) можно утверждать, что они имеют единую парадигмальную основу144.
Ряд социальных мыслителей, например Т.
Гоббс, а также основатель классической политической экономии А.
Смит, и с х о д и л и и з восприятия государства как Левиафана, или, по терминологии, М.
Олсона, как «оседлого бандита»1”.
В этом случае государство стремится лишь к максимизации ренты, изымаемой у производителей на подконтрольной им территории.
Однако положение правящей элиты в этом случае остается непрочным, если она не готова как минимум предоставлять защиту' производителям от других вооружённых групп («кочующих бандитов»), которые к тому же, разоряя производителен на данной территории, истощают тем самым источники доходов первой группы.
Поэтому уже существующая власть естественным образом склонна предоставлять защиту' местным жителям.
Как указывает Д.
Норт116, у власти, олицетворяющей протогосударство, изначально естественным образом существуют минимум три ограничителя.
Во-первых, существует угроза появления потенциальных соперников внутри государства или вне его, особенно в связи со стремлением подданных заме142North D.
С.
Structure
end Chance in Economic History.
New YorkiuwJ London.
Norton, 1981;
ilopr Д.
Институты, институциональные изменения
и функционирование экономики.
М.: «Начала».
1997.

ш Относительно, по крайней мере, традиционного ннститушкпшкэма: «Институционализм отличается от экономической теории мейнстрима и ноион ннст игуилопальной теории именно потому, *гто не рассматривает индивидуализм как заъэапшй.
ч.
е.
с заданными функциями целей и предпочтений» (См.:
Хоцжсон Дат.
Кикоас сущность инстптушюкальной экономической теории? hllp://\vw\v.te.bcom.ru.,Retbrab,Hodpson.hlm).
144 «1(реясывигели нгоинституиионализма близки нсокляссикс и не подвергают модкфнкашш каюжешеч «жёсткою ядра» (парадигмы М./С.) (Вшьчнк В.
В.
Эволюционная парадигма и инотитугшонильиия трансформация Экономики.
Ностоз-ю'Д.: Изц-во Ростовского ук-та, 2094.
С.
71).
l” Olson М.
Power and Prosperity: Outgrowing Communism and Capitalist Dictatorships.
New York: Basic books, 2000.
pp.
12, J3.
140North D.
C.
Stuictore aud Change in Economic Histojy.
N.
Y.
L., Norton, 1981.
pp.
19 22.
101

[Back]