Content-type: text/html
[стр. 19]

специфичным, отражающим скорее идеологическую позицию либерализма, чем весь набор инвариантных типов хозяйственных отношений.
К.
Поланьи выделил четыре типа экономических систем, среди которых
рыночнообменные отношения, экономика натурального хозяйства («домашнего хозяйства»), реципрокность («дарообмен»), распространённая среди многих первобытных сообществ, а также редистрибуциясистемы централизованного перераспределения производимого продукта, широко распространённые в азиатских обществах древности и средневековья20.
Хотя с точки зрения современного мэйнстрима исследование подобных хозяйственных систем выходит за пределы неоклассической трактовки экономической активности, потенциал институциональной парадигмы обеспечивает более широкий подход к анализу хозяйственных альтернатив рыночного обмена.
Из числа признанных экономистов прошлого только К.
Маркс и Ф.
Энгельс сделали серьёзную попытку научного анализа хозяйственной эволюции прошлого.
Однако экономическая роль государства в их учении сводилась, по сути, к персонификации в государстве интересов правящего («господствующего») класса эксплуататоров.
Другая известная концепция
— ' так называемая «теория перехода к самоподдерживающемуся росту» — разработана американским экономистом У.
Ростоу в
50— 60-е гг.
прошлого
столетия21.
Однако концентрация на проблемах актуальной для середины прошлого века экономической модернизации освобождавшихся от колониализма развивающихся стран не позволила учесть сложный характер предшествующей эволюции и специфики развития различных
сообществ22, в чём данная теоретическая концепция существенно проигрывала тому же марксистскому пониманию хода истории.
Совокупность выделенных выше теоретических концепций по сравнению
ориентировал на экономические цели» (Вебер М.
Социологические категории хозяйствования // Западная экономическая социология: Хрестоматия современной классики / под ред.
В.В.
Радаева 7 М.: РОССПЭН, 2004.
С.
60).

Справедливости ради отметим, что категория «экономического принуждения», используемая К.
Марксом, не позволяет решить однозначно вопрос о присутствии насилия в рамках экономической деятельности, поскольку даже экономическое принуждение можно рассматривать как разновидность насилия.
20 Поланьи К.
Великая трансформация С.
59-67.
21 Об этом подробнее см.: Нуреев P.M.
Экономика развития: модели
'■ становления рыночной экономики.
М.: Норма, 2008.
С.

41—46.
22 Режабек Е.
Я.
Капитализм:
проблема самоорганизации.
Ростов н/Д: Изд-во Рост, ун-та, 2004.
С.
203.

19
[стр. 99]

.ты фактор насилия традиционно воспринимается «ипоприродпым», не эндогенным1”, поскольку предполагается, что собственно экономические отношения, точнее, их главный прототип, изучаемым экономической наукой, отношения обмена, должны строиться на добровольной и альтернативной основе1*6.
Полагаем, что такой подход является достаточно узким и специфичным.
отражающим скорее идеологическую позицию либерализма, чем весь набор инвариантных типов хозяйственных отношений.
К.
Поланьи выделил четыре типа экономических систем, среди которых
рьлючнообмсипые отношения, экономика натурального хозяйства («домашнего хозяйства»), реципроктность («дарообмен»), распространённый среди многих первобытных сообществ, а также редистрибуция системы централизованного перераспределения производимого продукта, широко распространённые в азиатских обществах Древности и Средневековья157.
Хотя с точки зрения современного мэйнстрима исследование подобных хозяйственных систем выходит за пределы неоклассической трактовки экономической активности, потенциал институциональной парадигмы обеспечивает более широкий подход к анализу хозяйственных альтернатив рыночного обмена.
Из числа признанных экономистов прошлого только К.
Маркс и Ф.
Энгельс сделали серьёзную попытку научного анализа хозяйственной эволюции прошлого.
Однако экономическая роль государства в их учении сводилась, по сути, к персонификации в государстве интересов правящего («господствующего») класса эксплуататоров.
Другая известная концепция
так называемая «теория перехода к самоиоддерживающемуся росту'» разработана l's «Наиболее разработанным и распространенного язлястся полход с позиций неоклнссикои, ОТЛИчит«лт.ной чертой которого можно иыцелкть эндогенные пирометры экономики» (Илештудионяльн.тл история экономики России иXVIU пеке / Пои ред.
О.
В, Киримоиой.
М.: Компания «Спутник-*.», 2004.
С., 9).
156 F.iuiJ немецкий социолог М.
Вебер ипределлд экономическую дезтслмюсть как НСсодержащую «компонент насилия»; «Экономическое действие ест».
установление актором мирными средствами ктжгршьч »ад ресурсами, который по сиосму главному МОПшу ориентирован на экономические цели» (Вебер М.
СошЮ:юппсскис категория хозяйствования // Зллалкш экономическая сошюлогкя: Хрестоматия современной классики / Под рсл.
В.
В.
Рапаспл М.: РОССПЭИ.
2004.
С.
60).

Сдраведлииосги ради отмстим, что категория «экономического принуждения», используемая 1C Марксом, ire позволяет решил, однозначно вопрос о присутствии насилия в рамках экономической деятельности, поскольку даже экономическое принуждение можно рассматривать как разнонидность насилия.
1,7 Поланьи К.
Всликач «рансформзция...
С.
59 67.
99

[стр.,100]

американским экономистом У.
Ростоу в
50-е 60-е гг.
прошлого
столетия158.
Однако концентрация на проблемах актуальной для середины прошлого века экономической модернизации освобождавшихся от колониализма развивающихся стран не позволила учесть сложный характер предшествующей эволюции и специфики развития различных
сообществ159, в чём данная теоретическая концепция существенно проигрывала тому же марксистскому пониманию хода истории140.
Совокупность выделенных выше теоретических концепций по сравнению
с набором иных масштабных историко-теоретических реконструкций объединяет их непосредственная связь с характером и логикой развития хозяйства, выступающего в рамках данных теоретических построений как значимый, и даже определяющий фактор социальной эволюции или, по крайней мере, отдельных этапов развития человеческой цивилизации.
В рамках современной экономической науки заметную роль в анализе институциональной хозяйственной эволюции сыграл Д.
Норт.
Придерживаясь неоинституциональной методологии141, он в своих исследованиях проанализировал различия институционального развития с точки зрения становления, прежде всего, эффективных прав собственности, а также институтов представительной и исполнительной власти, формирования эффективного 134 Об этом подробнее см.: Нуреев Р.
М.
Экономика развития: модели
обновления рыночной экономики.
М.: Норма, 2008.
С.

41 -46.
114 Рсжабск Е.
Я.
Капитализм:
проб;1сма самоорганизации.
Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 2004.
С.
203.

140 Несмотря на явный вызов марксистской доктрине полное названии произведения У.
Ростоу «Стадия экономического роста.
Некоммунистический манифест» (Rostow W.W.
The Stage o f Economic Growth.
A Non-Communist Manifesto.
Cambridge, 1960).
141 Инстигушюнальная история экономики России...
С.
9.
Хотя некоторые ашоры отзывались, по крайней мере, о ранних работах Д.
Норта, как о работах, написанных в рамках неоклассической парадш мы: «Норг развивает элементарную «неоклассическую теорию государства», основой которой послужила идея контракта между правителем («королём») и его избирателями» (Фуроботн Э.
Г..
Рихтер Р.
Институты и экономическая теория: достижения новой институциональной экономической теории.
СПб: Издат.
Дом СамктПегерб.
Гос.
Ун-та, 2005.
С.
522).
С другой стороны, отдельные места его более поэдних работ позволяют характеризовать его научную позицию как близкую к традиционному институционализму, например: «Источником правил является общество; далее они опускаются на уровень прав собственности и затем на уровень индивидуальных контрактов)» (Норт Д.
Институты, институциональные изменения н функционирование экономики.
М.: «Начала», 1997.
С.
74).
Возможно, подобные расхождения связаны с эволюцией взглядов этого исследователя, в любом случае этот вопрос выходит за предметные границы настоящего исследования.
100

[Back]