Content-type: text/html
Проверяемый текст
[стр. 51]

Изъятие имущества КОГУП «Кировлес» носило противоправный характер.
Вопреки доводам защиты деятельность подсудимых в отношении реализованного имущества предприятия не была обычной предпринимательской деятельностью.
Департамент государственной собственности Кировской области
являясь собственником КОГУП «Кировлес», уставом и трудовым договором обязал Опалева В.Н.
выполнять свои обязанности добросовестно и разумно, руководствуясь действующим законодательством.
В соответствии с ч.
1 ст.
10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В судебном заседании установлено, что Опалев, заключая договор между КОГУП «Кировлес» и ООО «ВЛК», действовал заведомо вопреки интересам предприятия с целью предоставления ООО «ВЛК» права на самостоятельное распоряжение лесопродукцией КОГУП по собственному (ООО «ВЛК») усмотрению, исходя из своих (Опалева) личных интересов, а именно карьерных и материальных.
Наличие решений арбитражного суда о взыскании дебиторской задолженности КОГУП «Кировлес» с ООО «ВЛК» не свидетельствует об отсутствии состава преступления в действиях подсудимых, так как арбитражный суд при рассмотрении указанных споров не давал оценку вопросам, подлежащим рассмотрению только в рамках уголовного судопроизводства.
Учитывая, что ранее судом установлен размер материального ущерба, причиненного КОГУП «Кировлес» действиями подсудимых 16 165 826 руб.
65 коп., суд согласно четвертому примечанию к ст.
158 УК РФ, находит доказанным в действиях подсудимых квалифицирующий признак растраты в особо крупном размере.
Согласно п.
28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г.
№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»
при решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц.
Исследованными
в судебном заседании доказательствами установлено, что в результате действий подсудимых ООО «ВЛК» приобрело право распоряжения лесопродукцией КОГУП объемом 10 084,277 кубических метров по собственному усмотрению, что явилось корыстной целью преступления.
[стр. 70]

Вопреки доводам защиты, суд считает доказанным, что данное деяние имело место, а в действиях подсудимых содержаться все признаки инкриминируемого им преступления.
Доводы стороны защиты о том, что отсутствует необходимый признак хищения противоправность изъятия имущества против воли собственника, т.к.
была совершена обычная гражданско-правовая сделка лицами, имеющими право на ее заключение, суд находит несостоятельными.
Департамент государственной собственности Кировской области
от имени собственника КОГУП «Кировлес» Уставом и трудовым договором обязал Опалева В.Н.
выполнять свои обязанности добросовестно и разумно, руководствуясь действующим законодательством.
В соответствии с ч.
1 ст.
10 ГК РФ, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Судом установлено, что Опалев В.Н., в нарушение указанных требований Устава, трудового договора и закона, от имени возглавляемого им предприятия заключил с ООО «ВЛК» в лице Офицерова П.Ю.
договор поставки № 01/2009 от 15.04.2009 исключительно для обеспечения хищения имущества КОГУП «Кировлес» и обращения имущества унитарного предприятия в пользу ООО «ВЛК», единственным участником и учредителем которого являлся Офицеров П.Ю.
В результате заключения данного договора поставки КОГУП «Кировлес» был причинен имущественный ущерб.
Тем самым, суд считает установленным, что имущество КОГУП «Кировлес» было обращено в пользу ООО «ВЛК» противоправно и против воли собственника.
При этом суд признает несостоятельными и отвергает доводы стороны защиты со ссылкой на решения Арбитражного суда Кировской области от 25.11.2010, от 25.09.2012, от 24.12.2012, от 26.02.2013 о взыскании с ООО «ВЛК» в пользу КОГУП «Кировлес» сумм во исполнение обязательств по договору поставки № 01/2009 от 15.04.2009, а также на платежный ордер ООО «ВЖ » о перечислении КОГУП «Кировлес» денежных средств во исполнение данного договора, а также на платежные поручения, которым по данному договору перечислялись денежные средства в адрес КОГУП «Кировлес».
Приводя эти доказательства, сторона защиты указывает, что ООО «ВЖ » и КОГУП «Кировлес» исполняли обязанности по законно заключенному договору поставки, а решения арбитражных судов имеют преюдициальное значение, поскольку договор признан действительным, а значит и не было противоправного изъятия имущества КОГУП «Кировлес».
Изучение указанных решений Арбитражного суда Кировской области показало, что им рассматривались лишь вопросы взыскания долгов по обязательствам, наступившим в связи с исполнением КОГУП «Кировлес» и ООО «ВЖ » договора поставки № 01/2009 от 15.04.2009.
При этом Арбитражный суд не входил в вопросы обстоятельств заключения договора поставки, целей его заключения, вреда, 70

[стр.,72]

стоятельными, поскольку по смыслу закона изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, квалифицируется как хищение (п.
25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г.
№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

В ходе судебного разбирательства установлено, что добываемая КОГУП «Кировлес» лесопродукция отчуждалась в пользу ООО «ВЛК» по умышленно заниженным ценам, а в последующем реализовывалась ООО «ВЛК» по ценам, превышающим стоимость ее приобретения у КОГУП «Кировлес».
При этом возмещение лесопродукции общей стоимостью 16 165 826,65 руб.
суммой, оговоренной приложениями к договору поставки № 01/2009 от 15.04.2009, в размере 14 785 944, 66 руб.
суд находит неэквивалентным.
Кроме того, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г.
№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», частичное возмещение ущерба потерпевшему само по себе не может свидетельствовать об отсутствии у лица умысла на присвоение или растрату вверенного ему имущества.
Сторона защиты также заявляет о том, что отсутствует необходимый признак хищения корыстная цель и ссылается в обоснование этого довода на отчет ООО «ВЛК» о прибылях и убытках за 9 месяцев 2009 года в т.
3 л.д.
102-104, свидетельствующий о том, что за этот период общество получило убытки, а также на отсутствие в бухгалтерской документации ООО «ВЛК» сведений о перечислении денежных средств в адрес Навального А.А.
Данные доводы суд признает несостоятельными.
Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г.
№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», при решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц.
Исследованными
материалами уголовного дела установлено, что лесопродукция КОГУП «Кировлес» объемом 10 084,277 кубических метров была обращена в пользу ООО «ВЛК», согласно договору № 01/2009 от 15.04.2009 переходила в собственность ООО «ВЛК» с момента отгрузки товара Грузополучателю.
Отчуждение имущества в пользу ООО «ВЛК» охватывалось умыслом подсудимых,-что следует из показаний свидетелей, электронной переписки между Офицеровым П.Ю.
и Навальным А.А.
Тем самым, суд установил, что все соучастники преступления, отчуждая имущество КОГУП «Кироволес» в пользу ООО «ВЛК» путем заключения договора поставки № 01/2009 от 15.04.2009 действовали с корыстной целью.
72

[Back]