Content-type: text/html
Проверяемый текст
[стр. 49]

Размер ущерба, причиненного КОГУП «Кировлес», равен объему поставленной предприятием ООО «ВЛК» лесопродукции 10 084,277 куб.
м, на сумму 16 165 826 руб.
65 коп.
Суд считает установленным причинение действиями подсудимых материального ущерба КОГУП «Кировлес», поскольку в силу п.
25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г.
№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»
при установлении размера, в котором лицом
совершена растрата, судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества.
Определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления.

Вопреки доводам стороны защиты КОГУП «Кировлес» передавал лесопродукцию в самостоятельное распоряжение ООО «ВЛК».
Сотрудничество предприятия с обществом было обусловлено не рыночными интересами, а личной заинтересованностью Опалева, Офицерова и Навального.
Ссылки стороны защиты о том, что ООО «ВЛК» приобретало лесопродукцию у КОГУП «Кировлес» по цене выше рыночной, об отсутствии убыточности договора между организациями, подтвержденные, по их мнению, актом исследования документов 4/2001 от 04.04.2011 r.
и заключением специалиста № 3С-13/592, а также доводы о расходовании прибыли ООО «ВЛК» на нужды самого общества, являются не состоятельными и на квалификацию действий подсудимых не виляют, также данные утверждения не свидетельствует об отсутствии в их действиях состава преступления.
Переходя к доводам стороны защиты о том, что Опалев В.Н.
дает суду ложные показания и оговаривает подсудимых в связи с желанием избежать уголовной ответственности за совершение им иных преступлений совместно с Бастрыгиной Л.Г.
и его сыном, суд учитывает, что показания, данные Опалевым в судебном заседании, согласуются с показаниями других свидетелей, допрошенных в ходе судебного следствия, письменными материалами дела и электронной перепиской Навального и Офицерова.
При этом суд также учитывает, что несмотря на заключение с Опалевым досудебного соглашения о сотрудничестве, в рамках которого он принял на себя обязательство давать правдивые показания о своем участии в совершенном преступлении, а также изобличающие других соучастников преступления и выделение в связи с этим уголовного дела в отдельное производство, в связи с чем он не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний в настоящем судебном заседании, права подсудимых по настоящему уголовному делу гарантируются в системе действующего правового регулирования наступлением для Опалева в случае умышленного сообщения в отношении подсудимых ложных сведений или утаивания сведений, свидетельст-

[стр. 65]

ставки № 01/2009 от 15.04.2009 подтверждено, что произведенная КОГУП «Кировлес» лесопродукция поставлялась в адрес контрагентов ООО «ВЛК».
Товаросопроводительной и бухгалтерской документацией, заключением эксперта № 79эк от 12.12.2011 подтверждено, что в период с 15.04.2009 по 30.09.2009 КОГУП «Кировлес» поставило в адрес ОАО «ВЛК» лесопродукцию общим объемом 10 084,277 кубических метров, которая в дальнейшем была реализована ООО «ВЛК» своим контрагентам на сумму 16 165 826,65 руб.
Данные обстоятельства не оспариваются и стороной защиты.
Согласно п.
25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г.
№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»
определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления.
Из показаний свидетелей Загоскиной Т.Н.
и Ратовой Н.Н., являющихся компетентными специалистами в области финансового аудита, следует, что рыночная цена на продукцию это цена ее возможной реализации в определенное время.
Товаросопроводительной и бухгалтерской документацией, заключенными договорами и приложениями к ним подтверждено, что приобретение ООО «ВЛК» лесопродукции у КОГУП «Кировлес» и ее реализация ООО «ВЛК» своим контрагентам не были разорваны во времени.
При этом из изложенных в приговоре доказательств следует, что ООО «ВЛК» являлось лишь посредником в данных сделках реализации продукции между КОГУП «Кировлес» и конечными приобретателями.
Таким образом, суд считает установленным, что действительная рыночная стоимость лесопродукции объемом 10 084,277 куб.
м, поставленной КОГУП «Кировлес» в адрес ООО «ВЛК» по договору № 01/2009 от 15.04.2009 составила 16 165 826,65 руб., что и составило реальный ущерб, причиненный КОГУП «Кировлес».
По этим основаниям суд признает несостоятельными доводы стороны защиты о том, что ООО «ВЛК» приобретало лесопродукцию у КОГУП «Кировлес» по цене выше рыночной.
В обоснование данных доводов сторона защиты ссылается на заключение специалиста № ЗС-13/592 и информацию из Кировстата о средних ценах на лесопродукцию.
Однако данные доказательства суд отвергает, т.к.
при даче заключения специалист не оценивал цены реализации лесопродукции другим контрагентам КОГУП «Кировлес», за исключением ООО «ВЛК», свидетель Ратова Н.Н.
показала, что в Кировстате, данные которого использовались специалистом, имеются сведения о ценах на лесопродукцию без учета конкретных условий поставок.
В связи с этим суд приходит к выводу, что указанное заключение специалиста, основанное на неполной информации, не обладает признаками достоверности, поэтому не может быть положено в основу приговора.
Несостоятельными суд признает также доводы стороны защиты о том, что договор между КОГУП «Кировлес» и ООО «ВЛК» не был убыточным, со ссылкой на 65

[стр.,71]

причиненного в результате заключения договора поставки, умысла лиц, заключивших договор, т.е.
в вопросы, которые подлежат разрешению лишь в рамках уголовного судопроизводства.
Кроме того, в решении от 18.10.2012 Арбитражный суд Кировской области, отказывая в иске КОГУП «Кировлес», указал, что отсутствуют основания признания рассматриваемого договора, а равно и разовых сделок по передаче товара, заключенными.
Тем не менее, суд отмечает, что ни Навальному, ни Офицерову не инкриминируется организация и пособничество в заключении договора поставки, который бы не имел юридической силы.
Напротив, подсудимым вменяется организация и пособничество в растрате имущества КОГУП «Кировлес» путем заключения договора поставки с ООО «ВЛК», который был направлен исключительно на создание видимости возникновения у КОГУП «Кировлес» гражданско-правовых обязательств перед ООО «ВЛК» якобы на возмездной основе передавать лесопродукцию грузополучателям, а в действительности этот товар будет передаваться без эквивалентного и соответствующего возмещения со стороны ООО «ВЛК».
Данные обстоятельства не опровергаются приведенными решениями Арбитражного суда и документами.
Доводы стороны защиты о том, что отсутствует необходимый признак хищения причинение ущерба, суд находит несостоятельным.
Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г.
№ 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» при установлении размера, в котором лицом
совершены мошенничество, присвоение или растрата, судам надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества.
Определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления.

Результатом незаконных действий всех соучастников преступления, как указано выше, явилось обращение в пользу ООО «ВЛК» лесопродукции КОГУП «Кировлес» в объеме 10 084,277 кубических метров на сумму 16 165 826,65 руб.
и предоставление возмещения, неадекватного похищенному имуществу.
Тем самым, суд приходит к выводу, что ущерб, причиненный КОГУП «Кировлес» обоснованно рассчитан в соответствии с действительной рыночной стоимостью лесопродукции, по которой она была продана ООО «ВЛК» своим покупателям, т.е.
в размере 16 165 826,65 руб.
Поскольку установлено, что КОГУП «Кировлес» причинен материальный ущерб на сумму 16 165 826,65 руб., что охватывалось умыслом подсудимых, суд находит доказанным квалифицирующий признак растраты совершение хищения в особо крупном размере.
Доводы стороны защиты о том, что отсутствует необходимый признак хищения безвозмездность изъятия имущества, т.к.
ООО «ВЛК» приобрело поставленную КОГУП «Кировлес» лесопродукцию за 14 785 944, 66 руб., суд находит несо71

[Back]