Content-type: text/html
Проверяемый текст
[стр. 212]

207 научно-популярных и аналитических публикаций, посвященных отношениям России, Монголии и Китая, а также разным аспектам истории Монголии и особенностям сложившейся в ней текущей ситуации.
Не остались в стороне от обсуждения «монгольского вопроса» и разные фракции в Государственной думе, рассматривавшие дальневосточную политику правительства на нескольких пленарных заседаниях в апреле 1912 г.
Разнообразные суждения, звучавшие с думской трибуны и со страниц печатных изданий, продемонстрировали, что политически активная часть русского общества придерживалась нескольких во
мпогом взаимоисключающих подходов к перспективам решения «монгольского вопроса».
Весьма агрессивные призывы и воинственные прогнозы слышались из лагеря националистических партий и группировок, которые в подходе к Монголии нашли немало сторонников в военных и бюрократических кругах.
Настаивая на необходимости
реванща за поражение в войне с Японией, эта часть политической элиты предлагала правительству, среди прочих мер, присоединить Монголию к России, чему, по ее мнению, благоприятствовало стремление самих монголов заручиться поддержкой и покровительством русских властей.
Осуждением
начавщегося сближения России с Янонией и приверженностью к союзу с республиканским правительством Китая отличались обращенные к Дальнему Востоку воззрения сторонников партий конституционных демократов (кадетов), популярной в среде либеральной буржуазии и интеллигенции.
Лидер кадетов
Н.
И.
Милюков, выступая в 1912 г.
в Государственной думе, резко высказывался против возможности установления над Монголией протектората России и отрицал целесообразность присоединения Халхи к владениям Российской
империи.
Вместе с тем кадеты настаивали на всесторонней поддержке Россией независимости Внешней Монголии, которой, с их точки зрения, следовало оказать помощь в строительстве собственного государства, в
[стр. 350]

предпринимая до середины 1912 г.
активных действий, оно ограничилось общим благожелательным ответом на просьбу правительства Джебдзун Дамба-хутухты о содействии, но одновременно уведомило своих внешнеполитических партнеров в Западной Европе и Японии о том, что в монгольских делах Россия исходит из обязательств, принятых для себя по ранее заключенным договорам.
Процесс формирования внешней политики тогдашней России в принципе невозможно понять без учета влияний, которым подвергалось правительство со стороны политических партий, движений, прессы и прочих институтов, имевших возможность манипулировать общественным мнением.
Последнему же интерес к «монгольскому вопросу» оказался вовсе не чужд.
После 1911 г.
русские газеты и журналы, придерживавшиеся разной политической ориентации, стали проявлять особое внимание к Монголии.
Одновременно резко возросло число научнопопулярных и аналитических публикаций, посвященный отношениям России, Монголии и Китая, а также разным аспектам истории Монголии и особенностям сложившейся в ней текущей ситуации.
Не остались в стороне от обсуждения «монгольского вопроса» и разные фракции в Государственной думе, рассматривавшие дальневосточную политику правительства на нескольких пленарных заседаниях в апреле 1912 г.
Разнообразные суждения, звучавшие с думской трибуны и со страниц печатных изданий, продемонстрировали, что политически активная часть русского общества придерживалась нескольких во
многом взаимоисключающих подходов к перспективам решения «монгольского вопроса».
Весьма агрессивные призывы и воинственные прогнозы слышались из лагеря националистических партий и группировок, которые в подходе к Монголии нашли немало сторонников в военных и бюрократических кругах.
Настаивая на необходимости
реванша за поражение в войне с Японией, эта часть политической элиты предлагала правительству, среди прочих мер, присоединить Монголию к России, чему, по ее мнению, благоприятствовало стремление самих монголов заручиться поддержкой и покровительством русских властей.
Осуждением
начавшегося сближения России с Японией и приверженностью к союзу с республиканским правительством Китая отличались обращенные к Дальнему Востоку воззрения сторонников партий конституционных демократов (кадетов), популярной в среде либеральной буржуазии и интеллигенции.
Лидер кадетов
П.
Н.
Милюков, выступая в 1912 г.
в Государственной думе, резко высказывался против возможности установления над Монголией протектората России и отрицал целесообразность присоединения Халхи к владениям Российской
импе348

[стр.,351]

рии.
Вместе с тем кадеты настаивали на всесторонней поддержке Россией независимости Внешней Монголии, которой, с их точки зрения, следовало оказать помощь в строительстве собственного государства, в
создании финансовой системы и армии.
По мнению П.
Н.
Милюкова, пределы и объемы этой помощи должны быть достаточны для сохранения Монголии независимой и могли фактически не отличаться от протектората, лишь бы события на Дальнем Востоке не связали России руки в решении главных, балканских и ближневосточных вопросов ее внешней политики (Государственная дума: стенографические отчеты.
Третий созыв.
Пятая сессия.
Заседания 104-105.
13-14 апреля 1912 г.
С.
2196, 2240).
Финансовые, торговые и промышленные круги в Петербурге, Москве и крупных политических и экономических центрах европейской России провозглашали свою приверженность «патриотической» внешней политике, цели которой в их представлениях должны были преимущественно состоять в открытии отечественному капиталу новых рынков на Ближнем и Дальнем Востоке.
Выражавшие интересы этой части политического спектра партии октябристов и прогрессистов побуждали императора Николая II пойти навстречу стихийным стремлениям монголов к образованию собственного независимого государства, оказать им содействие и принять это вновь созданное государство под свой протекторат.
Особую позицию занимала торгово-промышленная буржуазия Сибири, которая поддерживала наиболее интенсивные коммерческие и финансовые контакты с монгольским рынком и была особо заинтересована в создании правительством условий для дальнейшего его освоения.
Сибирские купцы и промышленники, контролируемые ими газеты, связанные с ними депутаты Государственной думы и политические объединения резко критиковали идеи аннексии Монголии или установления над ней русского протектората.
Сибирские деловые и бюрократические круги в основном полагали, что России следует сосредоточить усилия на подчинении монголов своему экономическому и культурному влиянию, отказавшись от искусственного насаждения в Монголии институтов независимого государства.
По их мнению, монголы полностью не были готовы к независимости, поэтому наиболее рациональной формой их политического устройства должно быть нейтральное буферное государство под протекторатом Китая или под покровительством сильного союза европейских держав, участницей которого обязательно следовало стать и России (Даревская Е.
М.
Сибирь и Монголия...
С.
266, 267).
349

[Back]