Content-type: text/html
[стр. 504]

504 Красная армия Центрального советского района Цзянси проделала Великий поход.
Прибыв в Особый район, партийные кадры и военные кадры — все стали издеваться над местными военными и партийными кадрами.
Прибывшие товарищи ни во что не ставили старых заслуженных коммунистов.
Поэтому в будущем, осев в новом районе, мы прежде всего обязаны налаживать отношения с местными кадрами.
Однако мы
дол^кгпл .
признать и местничество, групповщину на наших базах.

Паша задача не забывать об этих недостатках.
Свести их к минимуму.
7) О кадрах нашей экономики.
В прошлом работники нашей экономики не занимали достойного положения.
Мы должны изменить свое отношение
к этому вопросу.
Должны уважать эту работу и данные кадры.
8) О кадрах массовой работы.
В занятых
города?^ рабочие, молодежные, студенческие, женские кадры — все будут важны для нас.
9) О новых и старых кадрах.
Многие из кадровых работников
встугшли в.
партию во время антияпонской войны.
Их уже нельзя считать новыми кадрами.
Кадровых работников периода гражданской войны и более раннего периода в партии не более 20 тысяч.
Сейчас у нас более миллиона членов партии.
Без старых кадров нельзя обойтись и без молодых тоже.
Те и другие должны уважать друг друга.
Однако следует помнить, что если наша партия вырастет до четырех с половиной миллионов коммунистов, это составит всего один процент от количества населения страны.
Этот фактор требует от
партий умения сплачивать народ, армию для победы над врагом во имя строительства
[стр. 350]

процессе проверки кадров подверглись оскорблениям.
Думаю, что эти вопросы выяснены и все друг друга поняли.
6) Кадры военные и местные.
Отношения между ними должны быть братскими.
В прошлом мы относились к воинским частям Особого района неправильно.
Это уже исторически сложившийся недостаток.
Мы большевики, но большевики с недостатками.
Красная армия Центрального советского района Цзянси проделала Великий поход.
Прибыв в Особый район, партийные кадры и военные кадры — все стали издеваться над местными военными и партийными кадрами.
Прибывшие товарищи ни во что не ставили старых заслуженных коммунистов.
Поэтому в будущем, осев в новом районе, мы прежде всего обязаны налаживать отношения с местными кадрами.
Однако мы
должны признать и местничество, групповщину на наших базах.
Наша задача не забывать об этих недостатках.
Свести их к минимуму.
7) О кадрах нашей экономики.
В прошлом работники нашей экономики не занимали достойного положения.
Мы должны изменить свое отношение
[524] к этому вопросу.
Должны уважать эту работу и данные кадры.
8) О кадрах массовой работы.
В занятых
городах рабочие, молодежные, студенческие, женские кадры — все будут важны для нас.
9) О новых и старых кадрах.
Многие из кадровых работников
вступили в партию во время антияпонской войны.
Их уже нельзя считать новыми кадрами.
Кадровых работников периода гражданской войны и более раннего периода в партии не более 20 тысяч.
Сейчас у нас более миллиона членов партии.
Без старых кадров нельзя обойтись и без молодых тоже.
Те и другие должны уважать друг друга.
Однако следует помнить, что если наша партия вырастет до четырех с половиной миллионов коммунистов, это составит всего один процент от количества населения страны.
Этот фактор требует от
партии умения сплачивать народ, армию для победы над врагом во имя строительства нового Китая.
Поэтому другая наша задача — это умение налаживать отношения с беспартийными кадрами.
10) О стиле работы.
В этой области требуется осторожность и скромность.
Нужно не зазнаваться, не торопиться.
Мы не должны допускать воровства, притворства и похвальбы.
Стиль нашей работы должен отличаться конкретностью, соответствовать действительности.
Если кто-либо украдет чужую статью и подпишется под ней, то этот человек уже вор.
Исходя из личного опыта, рекомендую для изучения следующие книги: «Развитие социализма от утопии к науке», «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», «Две тактики...», «История ВКП(б)».
Это первостепенные, основные работы.
Мы должны подготавливать победу во всем Китае».
* * * После заседания ко мне подошел китайский товарищ и сказал, что по распоряжению товарища Мао Цзэ-дуна все мои записи на съезде с этого момента — секретный документ.
Он взял мою тетрадь,

[стр.,353]

якобы классовой оценки событий.
Эта тактика, по признанию самого Мао Цзэ-дуна, восходит к 1938 году.
Тактика развала единого антияпонского фронта.
И весь доклад пронизан такого рода двусмысленностями.
Я бы сказал — неискренностью...
[528] 27 апреля Западные журналисты, отмечая организованность 8-й НРА и Новой 4-й НРА, а также порядок в Яньани, отдают предпочтение Чан Кай-ши.
«Здесь порядок, но это не весь Китай.
Чан Кай-ши объединял Китай в борьбе против Японии.
А единство — это то, в чем больше всего нуждается страна» — вот их мнение.
Американские журналисты отмечают все возрастающий национализм правительства Чан Кай-ши.
Это ведет к отрицанию всего иностранного вообще и в будущем может послужить причиной взрыва антиамериканизма в Китае.
Это чувство подогревается обидой за недостаточную помощь в войне против общего врага — Японии.
* * * В речи Мао Цзэ-дуна, законспектированной мною 24 апреля, в пункте о военных и местных кадрах глухо упоминается кровавая история 1935 года.
«...Красная армия Центрального советского района Цзянси проделала Великий поход.
Прибыв в Особый район, и партийные кадры, и военные кадры — все стали издеваться над местными партийными и военными кадрами...» За показной критикой Мао Цзэ-дуном партийных недостатков («мы большевики, но большевики с недостатками») скрывается расправа над местными партийными и советскими работниками Особого района.
Мао Цзэ-дун послал вперед крупную воинскую часть для «наведения порядка», т.
е.
полного устранения местного советского и партийного аппарата и создания на основе старой базы новой, где полновластным хозяином и беспрекословным авторитетом был бы только Мао Цзэ-дун.
Гао Ган и особенно Лю Чжи-дань пользовались заслуженной славой народных героев.
Они, преодолевая национальные распри, блокаду гоминьдановских частей, в долгой партизанской борьбе создали и укрепили в районе Баньани (городок недалеко от Яньани) советскую базу.
В октябре 1935 года передовой карательный отряд Мао Цзэ-дуна как смерч прошелся по Шэньси.
Были поголовно арестованы все местные партийные и советские работники.
Командиры и бойцы, заступившиеся за своих руководителей, были зверски истреблены.
Резня продолжалась и с приходом ядра армии во главе [529] с Мао Цзэ-дуном.
Основные силы Красной армии прибыли в Северную Шэньси к ноябрю 1936 года.
Действия карательной экспедиции вызвали возмущение членов ЦК КПК.
Вина за репрессий падала на Мао Цзэ-дуна.
Сомнении в том.
кто отдал приказ, быть не могло...
Тогда председатель ЦК КПК обвинил в самоуправстве командиров своей карательной экспедиции.
Гао Ган и Лю Чжи-дань, а также все уцелевшие были реабилитированы...
Карательный отряд схватил Гао Гана, Лю Чжи-даня и его товарищей в пору зимних холодов.
В качестве одной из пыток было держать арестованных на морозе.
Когда Гао Ган, Лю Чжи-дань и их товарищи, слабея, падали, их побоями поднимали на ноги и швыряли по кругу.
Еще в Футяни каратели Мао Цзэ-дуна широко практиковали пытки прижиганиями.
В этот раз повторилась та же картина.
Арестованных пытали огнем.
Все эти годы Гао Ган умалчивает о том, что было, но именно во время пыток его правое бедро было

[Back]