Content-type: text/html
[стр. 474]

474 против японцев.
В незримой связи с этим утверждением находится и тактика лидеров КПК по отношению к единому
антиянонскому фронту, Мао Цзэдун считает, что КПК должна играть в этом блоке всех патриотических организация и партий руководящую роль.
Это самая настоящая
«теоретическая мина» под идею единого ангияпонского фронта.
Гоминдан не сдаст свои политические позиции добровольно, ибо для Гоминдана согласиться на ведущую роль Компартии в едином антияпонском фронте — значит добровольно отказаться от власти в стране.
Вопрос о руководящей роли КПК — это вопрос о власти в стране.
Вопрос, из-за которого еще недавно
щла гражданская война.
Свое недовольство единым антияпонским фронтом Мао
Цзэдун выражает следующим образом.
Он говорит: «В
единохМ национальном фронте мы должны сохранить независимость и самостоятельность».
Это уже явный упрек
тем, которые считают честное партнерство в рамках антияпонского блока залогом успешного отпора.
Вообще основу «революционной философии» Мао
Цзэдуна определяет мнение о необходимости для КПК иметь опорные базы в сельской местности...
Данная теория Мао Цзэдуна фактически предполагает базой революции деревню, а кадрами КПК — крестьянский элемент.
Вся опора революции,
таким образом, держится только на крестьянстве.
Пocлeдcтвvlя этой теории ясно прослеживались в Особом районе — резкое ослабление революционной работы в городах и потеря связей партии с рабочим классом.
В борьбе против политических оппонентов Мао Цзэдун использует свою работу «О новой демократии».
Она как бы стала теоретической платформой целой группы его сторонников.
Тщательный анализ этой работы не оставляет сомнений в том, что председатель ЦК КПК против антиянонского блока, против налаживания
[стр. 73]

Семнадцати лет Цзян Цин поступила в шаньдунскую провинциальную школу под новым именем Лэ Шу-цзя.
В 1929 году перешла в институт города Циндао с прочной мечтой о театральной карьере...
Насколько известно, свою карьеру Цзян Цин устраивала с помощью влиятельных покровителей.
Так, с толстосумом Хуан Цзинем в 1934 году она переезжает в Бэйпин, где после знакомства с Пэн Чжэнем включается в подпольную революционную деятельность.
В пьесах современных китайских авторов играла роли бедных крестьянок.
Затем с профессором шаньдунской театральной школы Вань Лай-тянем следует в Шанхай.
Профессор устраивает ее в кинофирму «Мин Син» («Яркие звезды»).
Она снимается в патриотических антияпонских фильмах.
Прежде чем стать подругой Мао Цзэ-дуна, Цзян Цин сменила четырех покровителей.
И каждый был ступенькой вверх по лестнице общественного положения.
[112] Впрочем, все это сведения непроверенные и, возможно, неточные.
Цзян Цин всегда любезна и разговорчива.
О ней у нас сложилось определенное представление, не такое, какое она хочет внушить.
Для Цзян Цин характерна крайняя целеустремленность.
Она преодолевает препятствия и упорно стремится к почетному положению в обществе.
Свой темперамент подчиняет рассудку.
Не знает жалости к себе, ее заботит только карьера.
Пока молода, спешит к цели.
В 1937 году Цзян Цин с группой артистов перекочевывает в Чунцин.
А в 1938 году объявляется в Яньани.
Здесь ее принимают не иначе, как кинозвезду.
И здесь она добивается главного успеха...
Сейчас в ее руках вся секретная переписка мужа.
Она в курсе его планов, почитаема Кан Шэном.
Словом, правительница домашней канцелярии мужа.
По-прежнему яркие безоблачные дни.
На солнце взмокаешь в ватной одежде, а в тени студено.
Ночами температура ниже нуля.
Ночной воздух ядрен и чист.
В дальнем углу моей пещеры здоровенная бутыль спирта.
Горячительной влагой потчуем гостей.
Для сохранности каждый раз после угощений заливаю горлышко сургучом.
Какое-то наваждение — уровень запечатанной бутылки непрерывно понижается.
5 декабря У руководства КПК следующие взгляды на ведение войны: 1.
Мобильная партизанская борьба.
2.
Необходимость мобилизации народных масс.
Фактически Мао Цзэ-дун утверждает, что единственно правильная форма войны — действия партизанскими отрядами.
Само собой разумеется, что при этом значительная часть регулярных войск КПК обрекается на бездействие.
Данное положение Мао Цзэ-дуна «теоретически» оправдывает пассивный характер всех боевых действий против японцев.
В незримой связи с этим утверждением находится и тактика лидеров КПК по отношению к единому
антияпонскому фронту.
Мао Цзэ-дун считает, что КПК должна играть в этом блоке всех патриотических организаций и партий руководящую роль.
Это самая настоящая
[113] «теоретическая мина» под идею единого антияпонского фронта.
Гоминьдан не сдаст свои политические позиции добровольно, ибо для Гоминьдана согласиться на ведущую роль Компартии в едином антияпонском фронте — значит добровольно отказаться от власти в стране.
Вопрос о руководящей роли КПК — это вопрос о власти в стране.
Вопрос, из-за которого еще недавно
шла гражданская война...


[стр.,74]

Требование момента — это сотрудничество в рамках единого антияпонского фронта для сплочения нации ради организованного отпора агрессору.
О каком сотрудничестве здесь может идти речь, если едва ли не самый популярный лозунг в Яньани: «Чан Гай-сы!» («Чан должен умереть!» Чан — это Чан Кай-ши.
— Ред.).
В этом лозунге истинное отношение руководства КПК к единому антияпонскому фронту.
Практически же толкование данных взглядов сводится к дальнейшему свертыванию боевых действий против японцев и может быть сформулировано как намерение «отсиживаться в горах», т.
е.
перенос центра тяжести войны на партизанские отряды.
При этом 8-й НРА отводится роль обыкновенного заслона.
Свое недовольство единым антияпонским фронтом Мао
выражает и в несколько иной форме.
Он говорит: «В
едином национальном фронте мы должны сохранить независимость и самостоятельность».
Это уже явный упрек
Ван Мину и другим, которые считают честное партнерство в рамках антияпонского блока залогом успешного отпора.
Вообще основу «революционной философии» Мао
Цзэ-дуна определяет мнение о необходимости для КПК иметь опорные базы в сельской местности...
6 декабря «Догматиков» обвиняют в стремлении перенести тяжесть революционной борьбы из деревни в город, завоевания победы «через города».
По Мао Цзэ-дуну, это коренная ошибка «догматиков».
Мао Цзэ-дун считает, что город слишком крепок силами контрреволюции и поэтому был недоступен китайской Красной армии.
В этом одна из причин неудач революции в Китае.
Надо окружать города победоносной крестьянской революцией, возглавляемой КПК, и таким образом захватывать цитадели контрреволюции — города.
[114] Эта теория Мао Цзэ-дуна фактически предполагает базой революции деревню, а кадрами КПК — крестьянский элемент.
Вся опора революции
крестьянство и только крестьянство.
Уже очевидны последствия этой теории Мао Цзэ-дуна — резкое ослабление революционной работы в городах, потеря связей партии с рабочим классом.
Идейными вождями «догматиков» Мао Цзэ-дун называет Бо Гу, Ван Мина, Ли Ли-саня, а их опорой — Коминтерн.
Причем он намеренно пристегивает к Бо Гу, Ван Мину и другим «левый оппортунизм Ли Ли-саня».
Ли Ли-сань уже осужден партией.
Таким образом, под осуждение автоматически подпадает Бо Гу, Ван Мин и другие.
Ход ловкий! Мао Цзэ-дун называет Бо Гу и Ван Мина «левыми оппортунистами», якобы из-за которых партия терпела жестокие поражения в революционной борьбе.
Мао Цзэ-дун считает, что решения расширенного заседания политбюро ЦК КПК в январе 1935 года в Цзуньи устранили «левооппортунистическое руководство Компартии».
Теперь на повестке дня вопрос идейного искоренения всех и всяческих следов «догматизма».
7 декабря Возникновение тайных обществ в Китае относят к нескольким тысячелетиям назад.
В разные эпохи были свои тайные общества: «Желтые тюрбаны», «Красная бровь», «Бронзовые кони», «Белая

[Back]