Content-type: text/html
[стр. 365]

365 введены в практику Кабинетом министров в конце 1937 года для координации действий между правительством и военным командованием.
Решения по наиболее важным вопросам политики' утверждались на императорском совещании в присутствии императора.
В условиях обострения международной напряженности на Дальнем Востоке Монгольское правительство.
и ЦК МНРП уделяли большое внимание дальнейшему развитию
монголо-советских отношений.
Так, 11 декабря 1934 г.
правительство Монголии и Президиум ЦК МНРП вынесли совместное постановление «Об экономической и
политической помощи СССР монгольскому народу и о связях двух стран».
В постановлении
подчеркивалось^ «что политическая и экономическая помощь, оказываемая правительством СССР, свидетельствует о том, что Советский Союз был и есть верный, надежный друг нашей страны и монгольского народа, активный борец за независимое, суверенное монгольское государство.
Советская помощь еще более укрепляет дружбу СССР и МНР, независимость и свободу Монголии, дает возможность развивать производительные силы нашей страны, укреплять ее обороноспособность, народную власть, военную и хозяйственную, мощь страны»'.
Государственное, военное и партийное руководство Монголии провели в жизнь целый ряд конкретных мероприятий, целью которых было укрепление оборонной способности монгольских вооруженных сил и упрочение государственной границы Монгольской Народной Республики.
Так, в феврале 1936 года Премьер-министр и
министр иностранных дел МНР Амар направил Министерству иностра1Н1Ых дел Маньчжурии ноту о фактах нарушения государственной границы Монголии.
В ноте, в частности, указывалось: «12 февраля
с.
г.
в 7 часов
утра япономаньчжурский отряд в составе 500 солдат на 20 грузовиках и одной ' Лувсанцэрэнгийн Дугаржав.
Указ.
соч.
С.
194.
[стр. 314]

мерения начать войну».' • Однако содержание японских документов опровергает подобные концепции истории советско-монгольских и советско-японских отношений.
К таким документам относятся, прежде всего, стенограммы секретных заседаний Координационного комитета японского правительства и императорской ставки и заседаний императорских совещаний.
Японские стенограммы были опубликованы в Японии еще в 60-е годы, но в отечественной историографии они введены в научный оборот лишь отдельными фрагментами сравнительно недавно.^ Заседания Координационного комитета правительства и императорской ставки'были введены в практику Кабинетом министров в конце 1937 года для координации действий между правительством и военным командованием.
Решения по наиболее важным вопросам политики утверждались на императорском совещании в присутствии императора.
В условиях обострения международной напряженности на Дальнем Востоке Монгольское правительство и ЦК МНРП уделяли большое внимание дальнейшему развитию
моноголо-советских отношений.
Так, 11 декабря 1934 г.
правительство Монголии и Президиум ЦК МНРП вынесли совместное постановление «Об экономической и
политическ ой помощи СССР монгольскому народу и о связях двух стран».
В постановлении
подчеркивалось, «что политическая и экономическая помощь, оказываемая правительством СССР, свидетельствует о том, что Советский Союз был и есть верный, надежный друг нашей страны и монгольского народа, активный борец за независимое, суверенное монгольское государство.
' См.
Кантэйсе.
Материалы экспертизы по делу о слушании в суде высшей инстанщ1И Токио иска об изменении школьных учебников Токио, 1970, с.11, 30, 32.
^ См.
A.A.
Кошкин Японская дилемма: удар на север или на юг? Японские документы 1941 года в книге «Война и политика.
1939-1941» М., 1999, с.
430-444.
Использованные в указанной публикации выдержки из стенофамм даны в переводе автора публикации книги: Путь к войне на Тихом океане: Сб.-Токио, 1963 (на японском языке).
31.5

[стр.,315]

Советская помощь еще более укрепляет дружбу СССР и МНР, независимость, и свободу Монголии, дает возможность развивать производительные силы нашей страны, укреплять ее обороноспособность, народную власть, военную и хозяйственную мощь страны».' Государственное, военное и партийное руководство Монголии провели в жизнь целый ряд конкретных мероприятий, целью которых было укрепление оборонной способности монгольских вооруженных сил и упрочение государственной границы Монгольской Народной Республики.
Так, в феврале 1936 года Премьер-министр и
минисф иностранных дел МНР Амар направил Министерству иностранных дел Маньчжурии ноту о фактах нарушения государственной фаницы Монголии.
В ноте, в частности указывалось: «12 февраля
с.г.
в 7 часов
уфа япономаньчжурокий офяд в составе 500 солдат на 20 фузовиках и одной легковой машине с фемя орудиями, 2 самолетами и 2 танками, нарушил фаницу и совершил нападение на пофанзаставу Булан-Дирис, которая находится на расстоянии 7 киломефов от фаницы.
Наши пофаничники, оказав посильное сопротивление, ввиду явного количественного превосходства противника, отошли, оставив на поле боя легкое орудие и 2 ручных пулемета.
Японо-маньчжурские войска, преследуя наших пофаничников, проникли вглубь нашей территории на 10-12 км.
Восстановить положение удалось только с подходом подкреплений.
Вследствие этого инцидента один пофаничник погиб и 7 ранены.
По располагаемым данным, имеются такае погибшие и раненные с японо-маньчжурской стороны.
Правительство МНР выражает решительный протест в связи с У'частившимися нападениями японо-маньчжурских войск на нашу фаницу.
Оно фебует также разобраться в причинах нападений, наказать ' Советско-монгольские отношения.
Сборник документов.
Т.
1 Улан-Батор, 1976, с.
313.
316

[Back]