Content-type: text/html
[стр. 358]

358 против этого лишь Советский Союз, Что же касается США, то их президент, по существу, рассматривал военные действия Японии в Маньчжурии как «наведение порядка» в Китае.
США,
несмотря на то что Япония была для них сильным и опасным конкурентом, по сути дела проводили политику поощрения японских агрессоров в их борьбе против народов Азии.
В силу этого правительство США приняло
рещение не принимать ни военных, ни экономических санкций против Японии.
Правительства Англии и Франции также проводили политику попустительства
и поощрения агрессора.
Это ободряло японских империалистов, толкало на новые акты
агрессии.
Таким образом, империалистическая Япония "при фактическом содействии США, Англии и Франции создала на Дальнем Востоке первый очаг новой мировой войны.
Захват Маньчжурии Японией, создавший непосредственную
угрозу национальной независимости и самостоятельности монгольского народа, вызвал законное возмущение в МНР, мощную волну негодования и протеста.
Трудящиеся Монголии
хорощо понимали, что действия японцев являются преддверием новой войны.
В связи с активизацией японцев и белогвардейцев в Маньчжурии заместитель Народного комиссара по иностранным делам СССР
Л.
М.
Карахап 24 сентября 1931 г.
направил телеграмму полномочному представителю СССР в МНР
А.
Я.
Охтину, в которой информировал правительство МНР о том, что в связи с проводимой японцами оккупацией Маньчжурии возможны провокационные действия их в Барге и на границе МНР.
Можно ожидать активизации белогвардейцев, показателем чего является приезд в Маньчжурию бело-казачьего атамана Семенова
руководителя белогвардейщины в Забайкалье в 1918—1920 гг., ставленника японского империализма.
В телеграмме было высказано
[стр. 307]

ро-восточные провинции (Маньчжурию).
Японское правительство называло оккупированную Маньчжурию «первой линией обороны» Японии.
Фактически Маньчжурия представляла для японских империалистов исходный стратегический рубеж для дальнейшей агрессии, плацдарм для нанесения удара по Китаю, а в дальнейшем по Советскому Союзу и МНР.
В связи с агрессией Японии правительство Китая направило письмо в Лигу наций.
Однако обсуждение письма в Совете Лиги показало, что Лига наций не желает принимать каких-либо действенных мер против Японии.
Акт агрессии Японии в отношении Китая, хотя и формально, вторично обсуждался на Совете Лиги наций в середине октября и в ноябре 1931 г.
10 декабря Совет Лиги принял решение, смысл которого сводился к том>', чтобы не противодействовать японской афессии.
Протестовал против этого лишь Советский Союз.
Что же касается США, то их президент, по существу,
рассмафивал военные действия Японии в Маньчжурии как «наведение порядка» в Китае.
США,
несмофя на то что Япония была для них сильным и опасным конкурентом, по сути дела проводили политику поощрения, японских афессоров в их борьбе против народов Азии.
В силу этого правительство США приняло
решение не принимать ни военных, ни экономических санкций против Японии.
Правительства Англии и Франции также проводили политику попустительства
н поощрения афессора.
Это ободряло японских империалистов, толкало на новые акты
афессии.
Таким образом, империалистическая Япония при фактическом содействии США, Англии и Франции создала на Дальнем Востоке первый очаг новой мировой войны.
Захват Маньчжурии Японией, создавший непосредственную
уфозу национальной независимости и самостоятельности монгольского народа, вызвал законное возмущение в МНР, мощную волну негодования и протеста.
Трудящиеся Монголии
хорошо по308

[стр.,308]

нимали, что действия японцев являются преддверием новой войны.
В связи с активизацией японцев и белогвардейцев в Маньчжурии заместитель Народного комиссара по иностранным делам СССР
Л.М.
Карахап 24 сентября 1931 г.
направил телеграмму полномочному представителю СССР в МНР
А.Я.
Охтину, в которой информировал правительство МНР о том, что в связи с проводимой японцами оккупацией Маньчжурии возможны провокационные действия их в Барге и на границе МНР.
Можно ожидать активизации белогвардейцев, показателем чего является приезд в Маньчжурию бело-казачьего атамана Семенова
руководителя белогвардейщины в Забайкалье в 1918-1920 гг., ставленника японского империализма.
В телеграмме было высказано
пожелание обратить внимание на восточный район МНР, наладить с ним связь и получение оттуда информации.
Как уже отмечалось, захватнические планы Японии в отношении Монголии были связаны с намерением использовать её территорию в качестве военного плацдарма для нападения на Советский Союз.
Один из идеологов милитаристской Японии, Одзаки Хидедзане, писал в газете «Toa» в 1935 г, в статье «Развитие Северной Монголии и ее стратегическое значение»: «В современной политической обстановке на Дальнем Востоке Монголия имеет важное военно-стратегическое значение.
По единому мнению двоенных советников-специалистов, проход через Северную Монголию значительно эффективней, чем пря мой проход через Маньчжурию к границам СССР».
В марте 1932 года японская военщина «преобразовала» Маньчжурию в марионеточное «государство» Маньчжоу-Го во главе с Пу И последним китайским императором из маньчжурской династии установили здесь свое полное экономическое и политическое господство, а правительство Японии подписало с Маньчжоу-Го договор о военном союзе.
Вслед за этим Япония захватила провинцию Северного Китая Жэхэ и 309

[Back]