Content-type: text/html
[стр. 356]

356 уничтожения суверенитета МНР и превращения монгольского народа в колониальных рабов Янонии»'.
По планам японских правящих кругов присоединение монгольских территорий к Маньчжоу-Го и Северному Китаю должно
было значительно укрепить продовольственную и сырьевую базу Японии на случай «большой войны», т.
е.
войны против СССР.
Привлекали японских хищников и земельные просторы Монголии, которые могли быть использованы для колонизации и выгодной
экснлуатации малоземельных китайских крестьян из .
ближайших провинций.
Монголия привлекала японских империалистов также своими минеральными богатствами.
Еще в 1925 году «Шанхай Тайме» под заголовком
«Пефтяные поля Монголии» писала, что Монголия может заставить передвинуться центр международных трений от нефтяных полей Запада на Восток» .
В то время недра Монголии были еще мало разведаны.
Но японский
финансовьш капитал спешил наложить свою руку на сырьевые богатства этой части Азии.
Захватнические расчеты Японии в отношении МНР были составной частью общего широкого агрессивного разбойничьего плана империалистической Японии против Советского Союза.
Так, генерал К.
Садо писал об этом откровенно: «Будущее Японии на Азиатском материке, ближайшее будущее
на полях Маньчжурии, Монголии и Сибири...
Мы смотрим на Маньчжурию, Монголию и Сибирь как на святое место наших предков и как на место активности наших потомков...
Маньчжурия, Монголия и Сибирь
— по впешнему' виду территории принадлежащие Китаю и России, по существу суть территории Японии, ' Лусаниэрэнгийн Дугаржав.
Советско-монгольские отношение и их развитие накануне Второй мировой войны —М., 2002.
С.
184.
^ «Новый Восток», 1925, № 8—9.
С.
203.
[стр. 305]

«меморандуме», где земли не подходят для разведения риса, можно заниматься скотоводством и разводить лошадей, что имеет большое значение в военном отношении.
В остальных местностях мы можем заниматься консервной промышленностью и экспортировать наши товары в Европу и Америку.
Развитие меховой и кожевенной промышленности также принесет нам выгоды.
В конце концов, Внешняя и Внутренняя Монголия окажутся всецело в наших руках.' Поэтому в совместном постановлении ЦК и ЦКК МНРП от 16 февраля 1932 г.
по поводу агрессивного плана Танака справедливо говорилось, что «план захвата Монголии японским империализмом есть план превращения Монголии в сырьевую базу, эксплуатации ее богатств, подавления революционного движения монгольского народа, уничтожения суверенитета МНР и превращения монгольского народа в колониальных рабов Японии».^ По планам японских правящих кругов присоединение монгольских территорий к Маньчжоу-Го и Северному Китаю должно бьшо значительно укрепить продовольственную и сырьевую базу Японии на случай «большой войны», т.е.
войны против СССР.
Привлекали японских хищников и земельные просторы Монголии, которые могли быть использованы для колонизации и выгодной
эксплуатации малоземельных, китайских крестьян из ближайших провинций.
Монголия привлекала японских империалистов также своими минеральными богатствами.
Еще в 1925 году «Шанхай Тайме» под заголовком
«Нефтяные поля Монголии» писала, что Монголия может заставить передвинуться центр международных трений от нефтяньк полей ' «Коминтерн», 1932, № 4; «П>ть социализма», 1932, № 1-2, с.
43-44.
^ Центральный партийный архив Института истории партии при ЦК МИРР, ф.
1, оп.
4, д.
189, с.
48.
306

[стр.,306]

Запада на Востою>.
В то время недра Монголии были еще мало разведаны.
Но японский
финансовый капитал спешил наложить свою руку на сырьевые богатства этой части Азии.
Захватнические расчеты Японии в отношении МНР были составной частью общего широкого агрессивного разбойничьего плана империалистической Японии против Советского Союза.
Так, генерал К.
Садо писал об этом откровенно: Будущее Японии на Азиатском материке, ближайшее будущее
на полях Маньчжурии, Монголии и Сибири...
Мы смотрим на Маньчжурию, Монголию и Сибирь как на святое место наших предков и как на место активности наших потомков...
Маньчжурия, Монголия и Сибирь
по внешнему виду территории принадлежащие Китаю и России, по существу суть территории Японии, территории, на которых японцы в будущем должны жить и проявлять свою деятельность».^ Таковы были планы, которые составили японские империалисты, готовясь к войне против МНР.
В целях осуществления обширной захватнической программы происходило укрепление союза монополий с военщиной, значительное усиление влияния военно-фашистских кругов, перевооружение армии и флота, увеличение их численности.
Военное производство стало основным для многих монополий.
В целом значительно возрастали военные расходы.
Постепенно и планомерно господствующая роль в государственном аппарате закреплялась за наиболее реакционными и агрессивно настроенными элементами.
В 19 3 г.
по мнению японской правящей верхушки и военщины, создалась благоприятная внутренняя и международная обстановка для осуществления захватнических планов.
18 сентября 1931 г.
японские войска напали на Китай и оккупировали его севе' «Новый Востою).
1925, № 8-9, с.
203.
^ «Военный зарубежник» (Обзор статей руководящей японской мысти по важнейшим вопросам внешней политики и будущей войны).
М., 1932, № 26, с.
142, 143.
.307

[Back]