Content-type: text/html
[стр. 354]

354 Японские стратеги лихорадочно разрабатывали планы захвата Монголии.
Так, в 1931 году генерал-лейтенант Сато в книге «Маньчжуромонгольская проблема и наша континентальная политика писал: «Для эксплуатации Монголии нужно, прежде всего, построить железную дорогу, в первую очередь от Мукдена до Урги...

По возможности дорога Мукден-Урга-Иркутск должна быть продлена от Иркутска на север до порта
Охотск,.находящегося на берегу Охотского моря.
Если этот проект железнодорожного строительства будет выполнен, то почти вся Монголия и восточная часть Сибири дойдут в сферу влияния
Японии»'.
Еще более откровенно и вместе с тем хвастливо писала об этом японская Газета' «Ници-ници», связанная со штабом Квантунской армии: «Внешняя Монголия,заявляла газета 21 января 1936 г., — составляет в оборонной линии СССР наиболее слабый стратегический участок...
Линия от маньчжуро-монгольской границы до Якутска "может быть
прервана одним ударом...»^ Захват Монгольской Народной Республики должен был послужить исходным пунктом' для дальнейшего углубления Японии в Центральной Азии, для захвата китайского Синьцзяна и нродвижения на Тибет.
Стратегические и политические вожделения японского империализма были отчетливо изложены японским политиком Моситурой в статье «Важность монгольского вопроса», в которой писал, что: «После образования независимого
Маньчжуо-Го, очередной задачей является создание независимой Монголии.
Естественным курсом дальнейшего развития продвижения Японии должны быть направления в сторону Монголии,
Синьцзяна, Тибета и Индии»^ Цинизм незадачливого политика очевиденон «забыл», что независимая Монголия'уже существует и называется Монгольская Пародная Республика.
' «Большевик», 1936, № 7.

М.
78.
^ «Мировое хозяйство и мировая политика», 1936, № 5.

С.
87.
^ «Мировое хозяйство и мировая политика», 1936, N° 5.
С.
87.
[стр. 303]

с точки зрения захватнических планов японского империализма на Азиатском материке Монгольская Народная Республика, вследствие её географического положения, интересовала Японию как плацдарм подготовляемой ей войны против СССР для флангового удара по Сибири.
Еще в ноябре 1921 г.
В.И.
Ленин на встрече с монгольской делегацией придавал важное международное значение Монголии.
«В силу географического положения МНР, говорил Владимир Р1льич империалистические державы, в случае войны, будут стремиться захватить вашу страну и превратить её в плаодарм военных действий против другой страны».' Японские стратеги лихорадочно разрабатывали планы захвата Монголии.
Так в 1931 году генерал-лейтенант Сато в книге «Маньчжуромонгольская проблема и наша континентальная политика писал: «Для эксплуатации Монголии нужно, прежде всего, построить железную дорогу, в первую очередь от Мукдена до Урги
...
По возможности дорога Мукден-Урга-Иркутск должна быть продлена от Иркутска на север до порта
Охотск, находящегося на берегу Охотского моря.
Если этот проект железнодорожного строительства будет выполнен, то почти вся Монголия и восточная часть Сибири дойдут в сферу влияния
Японии».^ Ещё более откровенно и вместе с тем хвастливо писала об этом японская Газета «Ници-ници», связанная со штабом Квантунской армии: «Внешняя Монголия, заявляла газета 21 января 1936 г., составляет в оборонительной линии СССР наиболее слабый стратегический участок...
Линия от маньчжуро-монгольской границы до Якутска может быть
прервано одним ударом...»^ ' Ленин в.и.
Полн.
Собр.
соч., т.
44, с.
232.
' «Большевик».
1936, № 7,
с.
78.
' «Мировое хозяйство и мировая политика», 1936, № 5, с.
87.
304

[стр.,304]

'Захват Монгольской Народной Республики должен был послужить исходным пунктом для дальнейшего углубления в Центральной Азии, для захвата китайского Синъузъяна и продвижения на Тибет.
Стратегические и политические вожделения японского империализма были отчетливо изложены японским политиком Моситурой в статье «Важность монгольского вопроса», в которой писал, что: «После образования независимого
Манъчжоу-Го, очередной задачей является создание независимой Монголии.
Естественным курсом дальнейшего развития продвижения Японии должны быть направления в сторону Монголии,
Синъузьяна, Тибета и Индии».' Цинизм незадачливого политика очевиден он «забыл», что независимая Монголия уже существует и называется Монгольская Народная Республика.
Об этих захватнических расчетов японских империалистов писал такой глубокий знаток Дальнего Востока, в частности монгольского вопроса, как Оуэн Латтимор.
В своей книге «Монголы в Маньчжурии», вышедшей в 1934 г.
он указывал, что «даже расширение влияния Маньчжоу-Го в Китае не может быть проведено, если оно не базируется на Монголию.
Образование государства Маньчжоу-Го было бы бессмысленным инцидентом, если бы это не означало открытую постановку гораздо более всеобъемлющего монгольского вопроса».^ Следует подчеркнуть, что подлинными авторами афессивных планов являлись японские капиталистические монополии («дзайбацу»).
Они рассчитывали на естественные богатства, скрытые в недрах монгольской земли.
Кроме того, Монголия интересовала их и как животноводческая база.
Известно, что Япония обладала тогда, да и теперь, очень небольшим собственным стадом крупного и мелкого скота.
Об этом мечтал и генерал Танака.
«Там, доказывал он в своём ' «Мировое хозяйство и мировая политика)), 1936, № 5, с.
87.
^ «Мировое хозяйство и мировая политика», 1936, № 5,
с.
87.
305

[Back]