Content-type: text/html
[стр. 352]

352 Монголия претерпела от китайских милитаристов, от Унгерна и прочих.
Пусть она будет свободной
страной»'.
Между тем уже к концу 1924 года в результате укрепления политической и
экономический независимости и оборонной мощи Монгольской Народной Республики отпала нужда в дальнейшем пребывании советских войск в Монголии.
В феврале 1925 года правительство Монгольской Народной Республики дало согласие на вывод советских войск, подчеркнув при этом, что «части.
Красной Армии за время пребывания с
1921 г.
по 1925 г.
...
проявили себя с самой лучшей стороны в смысле высшего образца дисциплины, культурности и лояльности по отношению к населению.
.

Правительство от лица всего монгольского народа с величайшим удовлетворением и признательностью, отмечая незабвенные заслуги Красной Армии перед монгольским народом в деле его освобождения от гнета разбойников, вступления на путь свободного, совреме1пюго, культурного, экономического и правового развития и полного народовластия просит Вас передать рабочими крестьянам, героической и единственной в мире, в смысле последовательной зашиты угнетенных и порабошенных масс.
Красной Армии, ее руководящим органам и Правительству Вашей Страны великое спасибо монгольского трудового народа и уверения в вечной признательности и неизменной
дружбе»^.
Между тем, после изгнания японских интервентов .из пределов советского Дальнего Востока в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции вся внутренняя и внешняя политика правящих классов Японии сосредотачивалась на подготовке большой войны.
Она готовилась по всем линиям: политической, экономической, идеологической.
Предполагалось сначала захватить Северо-Восточный См.
Хейфец А.
И.
Советская дипломатия и народы
Востока.
1921—1927 гг.
М., 1968.

С.
289.
Советско-монгольские отношения 1921—1926 — М., 1966.
С.
26.
[стр. 162]

тельству с просьбой временно оставить в Урге незначительное количество советских войск.
В этой связи необходимо отметить, что на страницах буржуазной прессы того времени неоднократно появлялись фальсифицированные сообщения, в которых извращались умышленно цели советско-монгольского сотрудничества, в особенности боевого содружества советских и монгольских вооруженных сил.
Так, на одном из заседаний французского парламента реакционно настроенные парламентарии выдвинули даже тезис о «красном империализме», обосновывая его фактами временного пребывания частей Красной Армии в Монголии^.
Однако другой ориентации придерживалась прогрессивная часть мировой общественности.
Она полностью поддерживала монгольский народ в его революционной борьбе и приветствовала Красную Армию за ее помощь монгольскому народу.
Так, например, выдающийся революционер и прогрессивный деятель Китая Сунь Ятсен говорил: «Считают, что на Монгольскую Народную Республику большое влияние оказывает Россия.
Ну и хорошо, прекрасно, что там влияние России.
Мы знаем, как много Монголия претерпела от китайских милитаристов, от Унгерна и прочих.
Пусть она будет свободной
страной»^.
Между тем уже к концу 1924 года в результате укрепления политической и
экономической независимости и оборонной мощи Монгольской Народной Республики отпала нужда в дальнейшем пребывании советских войск в Монголии.
В феврале 1925 года правительство Монгольской Народной Республики дало согласие на вывод советских войск, подчеркнув при этом, что «части Красной Армии за время пребывания с
1921г.
по 1925 г.
...
проявили себя с самой лучшей стороны в смысле высшего образца дисциплины, культурности и лояльности по отношению к населению.
'
См.
Советско-монгольские отношения 1921-1966 гг.
М., 1966, с.
17.
^ См.
Правда, 1925, 22 января.
' Хейфец А.Н.
Советская дипломатия и народы
Восгока.
1921-1927 гг.
М., 1968,
с.289.
162

[стр.,163]

правительство от лица всего монгольского народа с величайшим удовлетворением и признательностью, отмечая незабвенные заслуги Красной Армии перед монгольским народом в деле его освобождения от гнета разбойников, вступления на путь свободного, современного, культурного, экономического и правового развития и полного народовластия просит Вас передать рабочим и крестьянам, героической и единственной в мире, в смысле последовательной защиты угнетенных и порабощенных масс, Красной Армии, ее руководящим органам и Правительству Вашей Страны великое спасибо монгольского трудового народа и уверения в вечной признательности и неизменной дружбе»'.
Победа монгольской народной революции привела к коренному перевороту в судьбах монгольского народа.
В результате завоевания политической независимости страны, передачи государственной власти в руки трудящихся масс Монголия отпала от мировой системы капитализма и вышла на дорогу самостоятельного прогрессивного развития.
В результате победы монгольской народной революции перед Временным народным правительством встали трудные и сложные задачи осуществления глубоких социально-экономических преобразований в стране.
Народное государство унаследовало от старой Монголии крайне отсталую и разоренную экономику.
Основной отраслью экономики являлось экстенсивное кочевое животноводство.
Политическое и экономическое господство светских и духовных феодалов, преобладание в экономике страны иностранного торгово-ростовщического капитала оказывали пагубное влияние на рост производительных сил страны.
Народные массы наряду с политической и экономической задавленностью были подвержены сильному влиянию ламаистской религии.
В такой сложной обстановке Временное народное правительство приступило к осуществлению последовательных революционно' Советско-монгольские отношения 1921-1966 гг.
М., 1966, с.26.
163

[Back]