Content-type: text/html
[стр. 348]

348 Унгерна.
Соответствующее указание дала Генеральная прокуратура России.
Согласно материалам уголовного дела, возбужденного еще в 1921 году Сибирской
Чрезвычайной Комиссией, Р.
Ф.
Унгерн фон Штернберг признан виновным в вооруженной борьбе против Советской власти в целях ее свержения и восстановления' монархии в России, Кроме
TOI'O, Унгерн обвинялся в расстреле советских граждан и лиц, сочувствующих Советской власти, в сожжении деревень, находивщихся на пути следования его дивизии, а также города Урги, Наконец, за бароном числился еще один грех, а именно угон скота^ принадлежавщего Центросоюзу.
Вина барона была полностью доказана и подтверждена его собственными показаниями, которые он дал на допросах и в судебном
заседании.
А потому 15 сентября 1921 года Сибирский чрезвычайный революционный трибунал приговорил
Р.
Ф.
Унгерна фон Штернберга
к расстрелу.
Приговор был приведен в исполнение.
Прокурорской проверкой было установлено, что оснований для реабилитации Унгерна нет.
Соответствующее заключение было направлено в Новосибирский областной суд.
Барон был признан не подлежащим реабилитации'.
После пленения Унгерна остатки его войск бежали в восточном направлении, стремясь уйти в Маньчжурию.
Однако это им не удалось.
В конце августа 1921 года они были ликвидированы в основном монгольскими народными войсками.
В частности, под руководством
СухэБатора была разгромлена бригада Хоботова.
Об этом в оперативной сводке штаба 5-ой армии от 7 сентября 1921 года говорилось: «Красномонгольский отряд главкома Сухэ-Батора 31 августа 1921 г.
настиг бригаду Хоботова, двинувшуюся на восток в районе Дзун-Курена,
См.
Московская правда,
1999,4 января.
[стр. 158]

нято Политбюро ЦК РКП(б) 29 августа 1921 г.
А 15 сентября 1921 г.
в Новониколаевске Сибирское отделение Верховного трибунала РСФСР в публичном заседании рассмотрело дело Унгерна.
Государственным обвинителем на суде выступал видный государственный и партийный деятель Ярославский Е.М.' Суд раскрыл злодеяния Унгерна и его сподручных, разоблачил его связи с японскими интервентами и китайскими милитаристами.
Унгерн был приговорен к расстрелу.
Но последняя точка в деле Унгерна была поставлена лишь через 78 лет после его расстрела, в 1999 году.
В январе 1999 года Центр общественных связей Генеральной прокуратуры Российской Федерации сообщил, что Генеральный прокурор Юрий Скуратов направил ответ на запрос депутата Государственной думы РФ Венгеровского А.
в отношении Р.Ф.
Унгерна фон Штернберга.

В нем сообщалось, что прокуратурой Новосибирской области восстановлено уголовное дело в отношении Унгерна.
Соответствующее указание дала Генеральная прокуратура России.
Согласно материалам уголовного дела, возбужденного еще в 1921 году Сибирской
Чрезвьщайной Комиссией, Р.Ф.
Унгерн фон Штернберг признан виновным в вооруженной борьбе против Советской власти в целях ее свержения и восстановления монархии в России.
Кроме
того, Унгерн обвинялся в расстреле советских граждан и лиц, сочувствовавших Советской власти, в сожжении деревень, находившихся на пути следования его дивизии, а также города Урги.
Наконец, за бароном числился еще один
фех, а именно угон скота, принадлежавшего Ценфосоюзу.
Вина барона была полностью доказана и подтверждена его собственными показаниями, которые он дал на допросах и в судебном
заседа Ярославский Емельян Михайлович (настоящие имя и фамилия Миней Израилевич Губельман) (18781943), член РКП(б) с 1898 г., из семьи ссыльно-поселенца.
В 1917 г.
председатель Якутского совета.
Работал в Комиссии по борьбе с бандитизмом при Реввоенсовете, в 1921 г.
являлся секретарем ЦК РКП(б).
С 1922 г.
на журналистской и научной работе.
Член ЦИК СССР.
158

[стр.,159]

НИИ.
А потому 15 сентября 1921 года Сибирский чрезвычайный революционный трибунал приговорил
Р.Ф.
Унгерна фон Штенберга к расстрелу.
Приговор был приведен в исполнение.
Прокурорской проверкой было установлено, что оснований для реабилитации Унгерна нет.
Соответствующее заключение было направлено в Новосибирский областной суд.
Барон был признан не подлежащим реабилитации'.
После пленения Унгерна остатки его войск бежали в восточном направлении, стремясь уйти в Маньчжурию.
Однако это им не удалось.
В конце августа 1921 года они были ликвидированы в основном монгольскими народными войсками.
В частности, под руководством
Сухэ-Батора была разгромлена бригада Хоботова.
Об этом в оперативной сводке штаба 5-ой армии от 7 сентября 1921 года говорилось: «Красномонгольский отряд главкома Сухэ-Батора 31 августа 1921 г.
настиг бригаду Хоботова, двинувшуюся на восток в районе Дзун-Курена,
что 120 верст восточнее Урги, с которой в 16 часов вступил в бой.
После 4-часового боя банда (так в тексте документа авт.) Хоботова, разбившись на группы, направилась вниз по реке Керулен.
За усталостью лошадей дальнейшее преследование противника отрядом Сухэ-Батора бьшо приостановлено»^.
Бригада Хоботова была настолько деморализована, что вскоре распалась.
Однако сравнительно крупные отряды белогвардейцев продолжали еще оставаться в районах северо-западной Монголии.
Для их окончательной ликвидации правительство Монголии обратилось к правительству Советской России с предложением о совместных действиях по ликвидации сохранившихся отрядов белогвардейцев.
В ответ на данное предложение нарком иностранных дел РСФСР Чичерин Г.В.
в ноте министру иностранных дел Монголии сообщил, что «в осуществлении Вашего предложения и ' См.
Московская правда,
1999, 4 января.
^ См.
РГВИА, ф.185, 0П.8, д.970, п.
377-378.
159

[Back]