Content-type: text/html
[стр. 346]

346 повсеместно вьшивались в яркую демонстрацию дружбы»'.
Другой участник борьбы с Унгерном Кислов
А.
Н., бывший помощник начальника щтаба 105-й бригады, впоследствии генерал-майор, в своих воспоминаниях писал: «Мы всегда находили гостеприимство у аратов, которые охотно предлагали чай, кумыс и другую бду.
Иное дело — буддийские монахи — ламы.
Они держались настороженно, опасливо, а верховное духовенство недоброжелательно»^.
Между тем освобождение Урги.
еще не означало конца боевых действий.
Унгерн, зная, что основные силы
Экспедиционного корпуса находились в Монголии, а в приграничных районах Забайкалья остались слабые резервы, предпринял новый поход к советской границе.
Унгерн обладал еще значительной военной силой.
Около 4-х тысяч сабель,
6—8 орудий и 18—20 пулеметов унгерновских военных формирований сумели отойти в район Ван-Хура (в 75 км от советской границы), а после боев 18—21 июля благодаря подвижности конницы оторваться от советских и монгольских войск.
24 июля отдельные отряды Унгерна проникли в район севернее озера Гусиное юго-западнее
Верхнеудинска), 3 августа 1921 года они заняли г.
Ново-Селенгинск и двинулись дальше к
Верхнеудинску.
Однако к этому времени к Забайкалью подходили уже
возвращавщиеся из Монголии главные силы Экспедиционного корпуса: 5-я кавалерийская дивизия, 104-я и 105 стрелковые бригады.
Оказавщись в тяжелом положении, Унгерн прекратил продвижепие своих войск на Верхнеудинск и устремился обратно в Монголию.
Ему стало ясно, что надежды
па непосредственную военную помощь японцев и на поддержку забайкальского казачества не оправдались.
В войсках Унгерна началось разложение.
Ближайший помощник Унгерна генерал Резухин был убит своими же казаками.
Между тем преследование унгерновцев совместными силами советских и
Молодость древней Монголии — М., 1964.
С.
195.
Народы-братья — М., 1965.
С.
23,
[стр. 156]

друг друга единственно законным правительством в соответствующей стране и договорились об установлении дипломатических отношений, а также об определении советско-монгольской границы.
Обе стороны обязались не допускать пребывания и формирования на своей территории организаций и групп, враждебных другой стороне.
Советское правительство передавало Народному правительству Монголии принадлежавшие РСФСР в Монголии телеграфные сооружения и аннулировало дореволюционный долг Монголии правительству России в размере 5 млн.
рублей золотом.
Успехи монгольской народной революции были впечатляющими.
Монгольское население доброжелательно встречало монгольские и советские войска, освободившие Ургу и другие районы страны.
Маршал Советского Союза Рокоссовский К.К., командовавший в то время полком, в своих воспоминаниях писал: «Преследуя отступающего противника, части Красной Армии вступили в пределы Монголии.
Их радушно встречало монгольское население.
Я помню много волнующих встреч монгольских аратов и советских воинов-кавалеристов.
Эти встречи повсеместно выливались в яркую демонстрацию дружбы»'.
Другой участник борьбы с Унгерном Кислов
А.Н., бывший помощник начальника штаба 105-й бригады, впоследствии генерал-майор, в своих воспоминаниях писал: «Мы всегда находили гостеприимство у аратов, которые охотно предлагали чай, кумыс и другчто еду.
Иное дело буддийские монахи ламы.
Они держались настороженно, опасливо, а верховное духовенство недоброжелательно»^ Между тем освобождение Урги еще не означало конца боевых действий.
Унгерн, зная, что основные силы
Экспедиционно]^ корпуса находились в Монголии, а в приграничных районах Забайкалья остались слабые резервы, предпринял новый поход к советской границе.
Унгерн обладал еще значительной военной силой.
Около 4-х тысяч сабель,
6-8 орудий ' Молодость древней Монголии.
М., 1964, с.
195.
^ Народы братья.
М., 1965, с.23.
156

[стр.,157]

и 18-20 пулеметов унгерновских военных формирований сумели отойти в район Ван-Х>ра (в 75 км от советской границы), а после боев 18-21 июля благодаря подвижности конницы оторваться от советских и монгольских войск.
24 июля отдельные отряды Унгерна проникли в район севернее озера Гусиное юго-западнее
Верхнедудинска).
3 августа 1921 года они заняли г.
Ново-Селенгинск и двинулись дальше к
Верхнедудинску.
Однако к этому времени к Забайкалью подходили уже
возвращавшиеся из Монголии главные силы Экспедиционного корпуса: 5-я кавалерийская дивизия, 104-я и 105 стрелковые бригады.
Оказавшись в тяжелом положении, Унгерн прекратил продвижение своих войск на Верхнедудинск и устремился обратно в Монголию.
Ему стало ясно, что надежды
на непосредственную военную помощь японцев и на поддержку забайкальского казачества не оправдались.
В войсках Унгерна началось разложение.
Ближайший помощник Унгерна генерал Резухин был убит своими же казаками.
Между тем преследование унгерновцев совместными силами советских и
монгольских войск успешно продолжалось.
22 августа 1921 года 35-й полк и отряд Щетинкина Настигли бригаду Унгерна, успевшую переправиться через Селенгу в районе Курен Дзурхе.
Монгольский отряд, находившийся в составе войск Унгерна, захватил Унгерна и передал его авангардным частям советских войск'.
Ленин В.И.
придавал большое и принципиальное значение борьбе с Унгерном.
26 августа 1921 года он внес предложение в Политбюро ЦК РКП(б) о предании Унгерна суду.
«Советую обратить на это дело побольше внимания, добиться проверки солидности обвинения и в случае, если доказанность полнейшая, в чем, по-видимому, нельзя сомневаться, то устроить публичный суд, провести его с максимальной скоростью и расстрелять»^, писал Ленин В.И.
Предложение Ленина бьшо рассмотрено и при' См.
Исторический опыт братского содружества КПСС и МНРП в борьбе за социализм.
М., 1971, с.226.
" Ленин В.И.
Поли.
собр.
соч., т.44, с.110.
157

[Back]