Content-type: text/html
[стр. 243]

243 радикальное — сократить наполовину численность советских специалистов (4000 чел.), работавших в монгольских хозяйственных организациях'.
В сентябре 1934 г.
Гэндэн и другие руководители МНР были приглашены в Москву.
Монгольская
делегация провела в СССР почти 40 днейс 21 октября по 2 декабря и была принята И.
В.
Сталиным и В.

М.
Молотовым.
Во время пребывания монгольской делегации был подписан ряд важных документов, в том числе соглашение о ликвидации долгов Монголбанка советскому Внешторгбанку, о порядке направления советских специалистов в МНР, торговое соглашение.
Заместитель наркома
иностранных дел В.
Стомоняков вручил ноту Советского правительства
премьер-министру Гэндэну.
В ноте
сообш,алось, что СССР согласен аннулировать коммерческие долги Монголии, составлявн1ие на 1 января 1934 г, 29 млн.
400 тыс.
рублей.
В ноте также подчеркивалось, что
меры, предпринятые правительством СССР по просьбе правительства МНР для удовлетворения требований населения и укрепления монгольской экономики, привели в 1934 году к установлению нормального товарооборота и значительному снижению цен частного рынка^.В 30-е годы, особенно в из второй половине монгольское руководство принимает ряд серьезных мер в области создания отечественной индустрии.
В 1931 году началось строительство промышленного комбината в Улан-Баторе.
Строились и другие промышленные предприятия, что не могло не сказаться на общем состоянии
развития монгольской экономики.
Так,
обшая стоимость валовой продукции промышленности МНР с 1927 г.
но 1936 г.
увеличилась в 10 раз^ а с 1927 по 1940 г..
— почти в 30 раз"*.
' См.
РГАСПИ, ф.
89, оп.
63, ед.
хр.
10, л.
1—3.
^ См.
Советско-монгольские отношения 1921—1966 гг.
Сб.
документов — М., 1966.
Документы №№ 46, 47.
^ См.
«Современная Монголия», 1939, N° 1—3 (32—33).
С.
23.
•* См.
ЧоПбалсан X.
Избранные статьи, речи — М., 1961.
С.
284.
[стр. 270]

идеологической (образование и культура), политической, а также военной по-прежнему оставалось немалое количество советских уполномоченных и инструкторов.
Они, безусловно, определяли если не характер, то способы и методы советского влияния на Монголию и являлись его непосредственными проводниками.
Однако довольно быстро монгольское руководство осознало, что монголы, даже получившие образование в Советском Союзе, не смогут сразу же заменить советских специалистов.
Монголия была заинтересована не только и не столько в инструкторах и уполномоченных, но, прежде всего в высококвалифицированных советских специалистах.
В 1939 г.
монгольские руководители отмечали, что стране нужны ветврачи, зоотехники, типофафские рабочие, работники культуры и искусства, в частности, музработники.' После прихода к власти в Монголии новых руководителей, проявлявших большую, чем прежнее руководство, лояльность по отношению к Советскому Союзу, практика широкого привлечения советских инсфукторов и специалистов на работу в монгольских организациях была возобновлена.
В сентябре 1934 г.
Гэндэн и другие руководители МНР были приглашены в Москву.
Монгольская
делегации провела в СССР почти 40 дней с 21 октября по 2 декабря и была принята И.
Сталиным и В.

Молотовым.
Во время пребывания монгольской делегации был подписан ряд важных документов, в том числе соглашение о ликвидации долгов Монголбанка советскому Внешторгбанку, о порядке направления советских специалистов в МНР, торговое соглашение.
Заместитель наркома
иносфанных дел В.
Стомоняков вручил ноту Советского правительства
премьер-минисфу Гэндэну.
В ноте
сообщалось, что СССР согласен аннулировать коммерческие долги Монголии, составлявшие на 1 января 1934 г.
29 млн.
400 тыс.
рублей.
В ноте также подчеркивалось что
' Архив внешней политики (АВП Российской Федерации), ф.
111, оп.20, д.
5, папка 164, л.
28 271

[стр.,271]

меры, предпринятые правительством СССР по просьбе правительства МНР для удовлетворения требований населения и укрепления монгольской экономики, привели в 1934 г.
к установлению нормального товарооборота и значительному снижению цен частного
рынка.' В целом рост внешнеторговых отношений с Советским Союзом серьезно содействовал укреплению экономики Монголии.
Доходная часть государственного бюджета МНР постоянно и неуклонно росла.
Так, например, если за первое десятилетие существования народной власти доходная часть бюджета монгольского государства увеличилась в 15,8 раза, то за двадцатилетие (1921 -1940 гг.) в 72,8 раза.^ В целом, накануне начала Второй мировой войны Монголия, численность населения которой едва ли составляла 0,1 процента населения Азии, была одним из самых крупных торговых партнеров Советского Союза среди азиатских стран.
За период с 1921 по 1940 г.
по абсолютному объему среднегодового внешнеторгового оборота с Советским Союзом Монголия уступала только Ирану, значительно превысив долю таких стран, как Афганистан, Индия, Китай, Корея, Сирия, Турция, Япония.
А по объему среднегодового товарооборота на 1000 чел.
Монголия занимала первое место в торговле с Советским Союзом.
В 30-е годы, особенно в их второй половине монгольское государственное и партийное руководство принимают ряд серьезных мер в области создания отечественной индустрии.
В 1931 году началось строительство промышленного комбината в Улан-Баторе.
Строились и другие промышленные предприятия, что не могло не сказаться на общем состоянии
монгольской экономики.
Так,
общая стоимость валовой про' Советско-монгольские отношения.
1921-1966.
Сб.
документов.
М., 1966, документы № 46,47.
^ Хозяйство Монголии, 1931, № 3 (27)Народное хозяйство МНР, 1965 г.
Улан-Батор, 1966.
272

[Back]