Content-type: text/html
[стр. 229]

229 Взгляды монгольских лидеров, при всех различиях и оттенках, имели и нечто общее, что определялось членством в одной партии, партии национально-демократического толка, в тех конкретных условиях объявившей себя сочувствующей Коминтерну.
Национальная демократия и Коминтерн
это сочетание и определяло в решающей мере характер их взглядов, весьма эклектичных в то время.
Сказывалось и коммунистическое влияние, и воздействие ламаизма, и давление здорового национализма угнетенной (к тому же разделенной) нации.
Сухэ-Батор был ближе других к искреннему восприятию коммунистических идей.
Бодо унаследовал груз ламаистского воспитания.
Данзан был податлив
к националистическим настроениям, к веяниям западной культуры.
Мы погрешили бы против исторической правды, если бы допустили идеализацию этих деятелей.
Они в полной мере несли на себе печать своего времени и обстоятельств, в которых действовали.
И Бодо, и Данзан, и Сухэ-Батор очень рано ушли из жизни: Бодо
37 лет, Данзан — 39, Сухэ-Батор — 30.' Но они уснели сделать многое, очень многое и важное, что с полным основанием позволяет считать их ведушими лидерами монгольской революции 1921 г.
В этой связи отметим, что
с момента своего возникновения МНРП придавала огромное значение установлению тесного контакта и интернациональных связей не только с РКН(б) и Советской Россией, но и с международным коммунистическим движением.
Сразу же после своего первого съезда ЦК МНРН обратился в ЦККИ с просьбой принять Монгольскую народно-революционную партию в Коминтерн.
Вскоре же МНРП была принята в Коминтерн на правах сочувствующей партии, делегаты которой имели право совещательного голоса.
Начиная с III конгресса Коминтерна (1921 г.), делегация МНРН принимала участие в работе всех последующих конгрессов Коминтерна, представители МНРН приглашались также на пленумы Нсполкома Коминтерна.
[стр. 130]

в истории Бодо, Данзан, Сухэ-Батор остаются наиболее видными представителями того этапа монгольского национальноосвободительного движения, который привел к революции 1921 г.
Они типичные представители борцов за национальное освобождение Монголии, за восстановление ее государственности, патриоты, для которых, высшей целью было возрождение Монголии.
Они национальные демократы, ибо осознали назревшую необходимость демократических реформ в Монголии и понимали, что в тех конкретных условиях могут достичь своих целей лишь при поддержке Советской России.
А это было сопряжено с учетом и использованием тех идей, которые нес Октябрь и которые реализовывались в Советской России.
Они шли на это более или менее осознанно, веря, что это лучший путь (Сухэ-Батор), более или менее вынужденно из прагматических соображений (Бодо, Данзан).
Они не следовали слепо советам извне понимали свою ответственность.
На переговорах твердо отстаивали национальные интересы, как они их понимали.
Бодо и Данзан не скрывали своего недовольства действиями некоторых советских инструкторов и советников.
Да и Сухэ-Батор не колебался; если, по его мнению, требовалось внести коррективы в отдельные вопросы монголо-российских отношений.
Взгляды монгольсьшх лидеров, при всех различиях и оттенках, имели и нечто общее, что определялось членством в одной партии, партии национально-демократического толка, в тех конкретных условиях объявившей себя сочувствующей Коминтерну.
Национальная демократия и Коминтерн
это сочетание и определяло решающей мере характер их взглядов, весьма эклектичных в то время.
Сказывалось и коммунистическое влияние, и воздействие ламаизма, и давление здорового национализма угнетенной (к тому же разделенной) нации.
Сухэ-Батор был ближе других к искреннему восприятию коммунистических идей.
Бодо унаследовал груз ламаистского воспитания.
Данзан был податлив
130

[стр.,131]

к националистическим настроениям, к веяниям западной культуры.
Мы погрешили бы против исторической правды, если бы допустили идеализацию этих деятелей.
Они в полной мере несли на себе печать своего времени и обстоятельств, в которых действовали.
И Бодо, и Данзан, и Сухэ-Батор очень рано ушли из жизни: Бодо
37 лет, Данзан 39, Сухэ-Батор 30.
Но они
успели сделать многое, очень многое и важное, что с полным основанием позволяет считать их ведущимилидерамимонгольскойреволюции 1921 г.
Вместе с тем, при всех их различиях во взглядах на политику, историю и современность, в основе советско-монгольских отношений, в том числе и в области экономического сотрудничества, они постоянно учитывали пролетарский интернационализм и международную солидарность широких масс трудящихся в деле становления и развития независимой Монголии и ее экономики.
В этой связи отметим, что
интернационализм (от латинского слова inter между и латинского natio народ) представляет собой общность интересов и солидарность рабочих и трудящихся различных наций и рас, проявляющиеся в их социальной практике, идеологии и психологии.
Он проявляется в международном сплочении рабочего класса всех стран в борьбе за общие цели, их солидарности с борьбой народов за национальное освобождение и социальный прогресс, в добровольном сотрудничестве рабочих партий при соблюдении равноправия и независимости каждой из них.
Интернационализм обеспечивает единство международного пролетарского содержания и национальной формы общественного развития и является главной предпосылкой реализации национальных и интернациональных интересов всех народов.
Октябрьская революция 1917 г.
в России (Завершилощереворот в области идеологии и политического развития народов мира.
Прежде всего, она определила решительный перелом в сознании народных масс 131

[Back]