Content-type: text/html
[стр. 157]

157 независимости Польши, Финляндии, осуществления национальногосударственного строительства среди многочисленных народов бывшей Российской империи.
Особенно их
норазило образование на бывшей многонациональной и колониальной окраине, сопредельной с Монголией, Туркестанского генерал-губернаторства.
Туркестанской автономной советской социалистической
Республики в мае 1918 года.
Находясь в России,
выдающийся сын монгольского народа СухэБатор в своем выступлении в Иркутске на третьей губернской конференции РКЩб) в сентябре 1920 года говорил о том, что революционная организация в Монголии зародилась среди монгольских пастухов.
Именно от них он передает привет иркутской конференции
РКЩб), — партии, которая первой подняла знамя восстания против мирового капитала.
Призыв этой партии дошел до пастухов данных степей Монголии, закабаленных трижды: и своими феодалами-теопратами, и китайскими милитаристами, и мировым капиталом.

Пароды Востока поднимаются, подчеркивал Сухэ-Батор, русская коммунистическая революция зажгла пожар революции на Востоке'.
Особенностью складывания советско-монгольских отношений стало то, что непосредственную подготовку к созданию монгольской революционной партии монгольские революционеры начали уже во время пребывания своей делегации в Советской России.

Па сентябрьском совещании 1920 года, состоявшемся в Иркутске, революционеры взяли курс на создание массовой народно-революционной партии, ставящей своей целью борьбу за освобождение Монголии от иноземного гнета и внутреннего порабощения монгольских народных масс феодальными владыками страны .
Выход 10 ноября 1920 года первой революционной газеты «Монголын Унэн», изданная с помощью
дальневосточного секретариата ИККИ, сыграл исключительно важную роль в идейной ' См.
Газета «Власть труда», 22 ноября
1920 г.
^ См.
Газета «Восточно-Сибирская правда», 30 марта, 1921 г.

[стр. 114]

При этом, необходимо подчеркнуть, что Ленин придавая особо важное значение созданию революционного авангарда монгольского аратства, способного руководить его освободительной борьбой, подчеркивал, что «создание партии монгольских аратов является условием успешности их борьбы».' Касаясь же тактики будущей партии, Ленин высказал монгольским революционерам мысль о том, что им необходимо, прежде всего, последовательно претворять в жизнь линию классовой борьбы в национально-освободительном движении, помня о строгой необходимости соблюдения классового подхода к другим классам и осторожного применения «революционного насилия»^ лишь как одной из форм борьбы.
Рекомендации и советы Ленина В.И., данные монгольским революционерам, помогли им в выборе пути борьбы за свободу и независимость своей страны.
Члены делегации стали очевидцами глубоких революционных событий, преобразований и социальных перемен в Советской России.
Они увидели в Советском государстве пример самоутвержденной борьбы рабочих и крестьян, ощутили горячий революционный энтузиазм народных масс и их уверенность в строительстве новой жизни.
Большое впечатление на монгольскую делегацию оказало программное требование РКП (б) о праве нации на самоутверждение и последовательное проведение его в жизнь большевиками.
Они это увидели на примере представления большевиками независимости Польши, Финляндии, осуществления национально-государственного строительства среди многочисленных народов бывшей Российской империи.
Особенно их
поразило образование на бывшей многонациональной и колониальной окраине, сопредельной с Монголией, Туркестанского генерал' Ленин В.И.
Полн.
собр.
соч., Т.
44, с.242.
^ См.
Центральный партийный архив Института истории партии при ЦК МНРП, ф.
I, оп 1, ед.
хр.
18.
Цитируется по неопубликованной статье Шумяцкого Б.З.
«Ленин о монгольской революции».
114

[стр.,115]

губернаторства.
Туркестанской автономной советской социалистической
Республике в мае 1918 года.
Находясь в России,
вьщающийся сын монгольского народа СухэБатор в своем выступлении в Иркутске на третьей губернской конференции РКП (б) в сентябре 1920 года говорил о том, что революционная организация в Монголии зародилась среди монгольских пастухов.
Именно от них он передает привет иркутской конференции
РКП (б), партии, которая первой подняла знамя восстания против мирового капитала.
Призыв этой партии дошел до пастухов данных степей Монголии, закабаленных трижды: и своими феодалами-теопратами, и китайскими милитаристами, и мировым капиталом.

Народы Востока поднимаются, подчеркивал Сухэ-Батор, русская коммунистическая революция зажгла пожар революции на Востоке.' Особенностью складывания советско-монгольских отношений стало то, что непосредственную подготовку к созданию монгольской революционной партии монгольские революционеры начали уже во время пребывания своей делегации в Советской России.
На сентябрьском совещании 1920 года, состоявшемся в Иркутске, революционеры взяли курс на создание массовой народно-революционной партии, ставящей своей целью борьбу за освобождение Монголии от иноземного гнета и внутреннего порабощения монгольских народных масс феодальными владыка.ми страны.'^ Выход 10 ноября 1920 года первой революционной газеты «Монголын Унэн», изданная с помощью Дальневосточного секретариата ИККИ, сыграл исключительно важную роль в идейной подготовке создания Монгольской народной партии (МНП) и проведения ее первого съезда.
' См.
Газета «Власть труда», 22 ноября
1920г.
^ См.
Газета «Восточно-Сибирская правда», 30 марта, 1921 г.

115

[Back]