Content-type: text/html
[стр. 143]

143 пожеланиями Вам и моему другу Ленину и всем, кто так много совершил для дела человеческой свободы»'.
Постоянно занимаясь изучением строительства Советского государства.
Сунь Ят-сен неоднократно призывал своих соотечественников учиться у российских рабочих и крестьян, «Если мы хотим добиться успеха революции, — говорил он в ноябре 1923 г, в Кантоне на совещании партийного актива гоминдана с участием коммунистов, — то должны изучать методы русских, их методы организации и воспитания.
Только тогда будет надежда на успех»^.
*** Первое эхо Октябрьской революции 1917 года в России докатилось до Монголии уже весьма скоро после ее свершения, В огромной степени этому способствовали бурные революционные события в пограничных регионах, а также традиционные связи русского и монгольского народов.
Пограничное население Монголии часто было очевидцем борьбы между
бедными и красными, которая развертывалась и на участках монголосоветской границы на протяжении многих сотен километров.
Вести об Октябрьской революции, о борьбе
рабочих и крестьян Советской России против внешних и внутренних врагов передавались из уст в уста.
Весьма благоприятным условием для
распространения идей Октябрьской революции в Монголии явилось наличие в ней русских революционных рабочих, служащих и солдат, К этому времени русская колония в Урге насчитывала около трех тысяч человек, Паиболее активными представителями революционного ядра русской колонии в Урге были Кучеренко М, И,, Гембержевский Я.
В,, Маслаков И, С, и др.
Их деятельность была очень важна, так как даже наиболее революционно настроенные представители монгольского аратства весьма смутно представляли себе цели и задачи Октябрьской революции.
Однако
' «Большевик», № 18,1950.
С.
48.
^ Великий Октябрь и народы Востока.
Сборник статей — М., 1957.
С.
106.
[стр. 100]

было нанесено Семенову сокрушительное поражение.
Остатки семеновцев, а вместе с ними и каппелевцев бежали в Маньчжурию и Монголию.
Среди них был один из руководителей контрреволюции в Забайкалье и Монголии Унгерн фон Штернберг Р.Ф., барон, генераллейтенант'.
Во время семеновщины он командовал конно-азиатской дивизией, отличался садистской жестокостью.
После эвакуации японских интервентов из Забайкалья в 1920 году отделился от Семенова, ушел в Монголию и в феврале 1921 года занял Ургу (ныне Улан-Батор).
Используя свои войска и военную силу, получил от монгольских реакционеров титул «вана» (правителя).
В Монголии был установлен режим военной диктатуры.
Тем самым Монголия бьша втянута в ожесточенную борьбу российских и монгольских революционных и контрреволюционных сил.
В этой борьбе зарождались мощные ростки будущих советскомонгольских отношений, ставших фундаментом внешнеполитических и военных действий двух соседних государств.
В этой связи подчеркнем, что первое эхо Октябрьской революции 1917 года в России докатилось до Монголии уже весьма скоро после ее свершения.
В огромной степени этому способствовали бурные революционные события в пограничных регионах, а также традиционные связи русского и монгольского народов.
Пограничное население Монголии часто было очевидцем борьбы между
белыми и красными, которая развертывалась и на участках монголо-советской фаницы на протяжении многих сотен киломефов.
Вести об Октябрьской революции, о борьбе
рабочих и крестьян Советской России против внешних и внуфенних врагов передавались из уст в уста.
Весьма благоприятным условием для
распросфанения идей Октябрьской революции в Монголии явилось наличие в ней русских революционных рабочих, служащих и солдат.
К этому времени русская
ко' Унгерн фон Штернберг Роман Федорович (1:?86-1921) звание генерал-лейтенанта получил в 1919 г.
100

[стр.,101]

лония в Урге насчитывала около трех тысяч человек.
Наиболее активными представителями революционного ядра русской колонии в Урге были Кучеренко М.И., Гембержевский Я.В., Маслаков И.С.
и др.
Р1х деятельность была очень важна, так как даже наиболее революционно нас'фоенные представители монгольского аратства весьма смутно представляли себе цели и задачи Октябрьской революции.
Однако
монгольские трудящиеся хорошо знали, что Советская Россия выступает против империализма, помогает малым, угнетенным народам в их борьбе за освобождение, и поэтому они видели в новой России своего естественного союзника.
Национально-освободительное движение в Монголии нашло в Октябрьской революции и созданном ею государстве рабочих и крестьян прочную моральную, а затем и материальную опору.
Характерным примером отклика на Октябрьскую революцию был приезд в Иркутск в декабре 1917 года фуппы пафиотически насфоенных монголов.
Эту фуппу приняли уполномоченные Советской власти Лазо С.Г.
и Шумяцкий Б.З.
Сергей Георгиевич Лазо (1894-1920 гг.), член РКП(б) с 1918 г., учился в Петербургском технологическом университете и Московском университете.
В годы первой мировой войны окончил в Москве Алексеевское пехотное )-чилище и получил офицерское звание прапорщика.
В 1917 г.
являлся левым эсером-интернационалистом, председателем солдатской секции Красноярского совета, командиром офядов Красной Гвардии и революционных солдат.
Выполнял обязанности начальника гарнизона и Военного комиссариата Красноярска.
С 1918 года избирается членом Ценфосибири (Ценфального исполнительного комитета Советов Сибири, ЦИК Сибири) и Сибирского военного комиссариата.
Командовал войсками Забайкальского фронта.
С осени 1918 г.
находился на подпольной работе.
С начала 1919 г.
являлся членом Дальневосточного об101

[Back]