Content-type: text/html
[стр. 95]

95 западному образцу, к которым стремились меньшевики, не могли укорениться на российской почве, так что ленинская теория и политика была единственно приемлемой с точки зрения текущей политики в России, Но задача, поставленная этой политикой перед теми, кто ее проводил, была не чем иным, как задачей непосредственного перехода от самых отсталых к самым передовым формам политической и экономической организации, В политическом отношении такая программа означала попытку преодолеть пропасть между самодержавием и социалистической демократией без долгого опыта и воспитания гражданственности, которые буржуазная демократия, при всех ее недостатках, обеспечила Западу, В экономическом отношении такая программа означала создание социалистической экономики в стране, где никогда еще не было того накопления основных орудий производства и подготовленных рабочих, какое имелось при государственном строе.
Победоносной Октябрьской революции еще предстояло преодолеть эти серьезные трудности.
Ее история есть история достижений и неудач на этом пути»', В современных публикациях субъективных политологов, публицистов и историков весьма легко мелькают объявления, носящие оскорбительный характер, в адрес революционных народных масс: бунт, люмпен, толпа, охлократия.
Эти обвинения не соответствуют исторической действительности.
Очевидно пытаются выдать желаемое за действительное.
Исторические факты свидетельствуют обратное, а именно: Октябрьская революция
это демократический выбор большинства русского народа.
Приведем ряд других точек зрения отечественных и зарубежных историков на оценку и значение Октябрьской революции.

' Карр Э.
История Советской России.
Большевистская революция 1917—1923 гг.
Т.
1—2 — М., 1990.
С.
96—99.
[стр. 121]

Советах возможность реализовать свои требования о демократии и социальной справедливости.
Влияние Советов резко возросло, во многих местах они стали фактической властью.
В самих Советах наибольшее влияние приобрели те, кто выступал за передачу им власти в центре и на местах.
Это были большевики и левые эсеры.
После Октябрьской революции возможность сочетания Советов с парламентской системой резко уменьшилась.
Сторонники западного выбора при поддержке самых консервативных сил начали вооруженную борьбу с Советами.
Но все же некоторые моменты – попытки формирования однородного социалистического правительства, двухпартийное Советское правительство (почти сразу же после победы Октября), созыв Учредительного собрания (неудачного, не по вине новых властей) –вселяли надежду на то, что Советам все же удастся привить элементы парламентаризма.
Такой исход в известной степени сохранил бы демократический выбор, сделанный народом в процессе революции, позволил бы обеспечить единство общества и предотвратить неконтролируемый распад государства, переводя постепенно этот процесс в цивилизованные формы.
Однако эта альтернатива оказалась нереализуемой.
И в этом повинны в известной степени все стороны, все силы противоположных лагерей, в том числе и те же западные «цивилизованные» страны (интервенция, оккупация, грабеж временно захваченных территорий).
Не следует забывать, что после Октябрьской революции заявили о своей независимости Финляндия, Польша, Литва, Латвия, Эстония.
Бессарабия объявила о своей независимости, в феврале 1918 г.
присоединилась к Румынии.
«Цивилизованно» ли все это – другой вопрос.
Но без согласия Советов, Советского правительства вряд ли названные страны смогли бы получить свою независимость, хотя и объявленную ими.
В условиях классовой, военной, дипломатической, социально-экономической обстановки в Советской России практически начала складываться жестко централизованная система власти.
Эта власть носила ярко выраженный не западный, некапиталистический характер.
Она была направлена против имущих классов, частной собственности, рынка.
При этом становление жесткой организации власти происходило на фундаменте большевистской партии.
Почему именно РСДРП, большевистской партии? Дело, как представляется не только в том, что ею было сформировано правительство (хотя это и немаловажный факт), сколько в том, что в создавшихся условиях только партия большевиков сохранила всероссийскую организацию – ячейки на фабриках, заводах, в сельской местности, фракции в Советах, профсоюзных и других массовых организациях.
Большевики имели работоспособные структуры на всех уровнях.
Партия была строго централизованна и воспитана в духе неукоснительной дисциплины, имела в своем расположении вооруженных людей (революционные солдаты, матросы, отряды Красной Гвардии).
В современных публикациях
ряда историков, политологов и особенно публицистов нередко мелькают обвинения, по нашему мнению, носящие оскорбительный характер, в адрес революционных народных масс: бунт, люмпен; толпа, охлократия.
Эти обвинения не соответствуют исторической действительности.
Очевидно пытаются выдать желаемое за действительное.
Исторические факты свидетельствуют обратное, а именно: Октябрьская революция
это демократический выбор большинства русского народа.
Приведем ряд других точек зрения отечественных и зарубежных историков на оценку и значение Октябрьской революции.

Крупнейший ученый, специалист в области истории Октябрьской революции, академик РАН П.Г.
Волобуев писал, что было бы неверным отрицать, что в ходе своего развития в России капитализм существенно продвинул страну вперед в экономическом, главным образом промышленном, отношении.
К началу мировой войны Россия занимала пятое место в мире по общему уровню производства промышленной продукции.

[Back]