Content-type: text/html
[стр. 89]

89 массах получили самодеятельные организации, которые не носили выраженного классовым обществом классового характера и не имели аналогов в западной политической культуре,Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Более того, эти организации с самого начала стремились реализовать в своей деятельности властные функции, расширяя, особенно на местах, их сферу, и тяготели к централизации, внутреннему структурированию и строгой иерархии уровней.
Всего за несколько месяцев Советы сформировались в многоуровневую централизованную организацию, включающую всероссийские организации, областные, губернские, городские
районный и другие низовые Советы.
В 1917 году в массах господствовал идеал общественного устройства,
основанный на нормах демократии, сложившихся в специфических условиях России — нормой общинной демократии.
Советы, как самодержавная организация, по сути, представляли собой попытку реализовать снизу общинный демократический идеал.
Следовательно, двоевластие было не случайным явлением в политической истории России.
Оно было противостоянием двух частей общества, меньшая его часть предлагала западный выбор, большинство же народа предпочитало развитие на основе норм общинной демократии, выработанных и апробированных на собственном опыте.
В этой связи, через
почти восемьдесят лет вряд ли было целесообразным уничтожение Советов, как формы государственной власти, утвержденной большинством народных масс в 1917 г.
Да и вряд ли целесообразно
почти строго идти по западному пути, пунктуально повторяя чуть ли ни один к одному все «западное, цивилизованное».
Чем земская управа или «городская дума» хуже «мэрии» или «префектуры».

В этой связи
приведем основные положения советской официальной историографии, мнения и выводы ведущих западно-буржуазных и
[стр. 120]

культуры.
Уже в силу этого он не имел возможности мирно распространяться в России, стране преимущественно крестьянской, во многом самостоятельной.
С нашей точки зрения однозначного ответа быть не может.
К примеру, Китай – тоже крестьянская и самостоятельная страна, а показывает образцы перестройки социалистического пути совершенно противоположные российскому, демократическому.
То же можно сказать о Вьетнаме, да и о других (в прошлом глубоко отсталых странах).
Что же касается большевизма, то он действительно представлял собой гораздо более сложное политическое явление, обусловленное российской спецификой, нежели то, что ему отводят модернистские «демократические» историки.
В 1917 г.
большевистская доктрина аккумулировала различные тенденции российской действительности: антикапиталистические настроения в рабочем классе, антисобственнические – в массе крестьянства, связанного с общиной, стремление миллионов людей к социальному равенству и справедливости на уравнительных началах, укоренившиеся традиции коллективизма, непонимание подавляющим большинством населения образцов западной демократии (здесь возникает и другой вопрос – а правомерно ли навязывали миллионам людей то, что они не понимают и не всегда воспринимают?).
Поставим и другой вопрос: каковы же были предпочтения большинства населения России? В этой связи должно заставить задуматься следующее: наиболее широкое распространение и влияние в массах получили самодеятельные организации, которые не носили ярко выраженного классового характера и не имели аналогов в западной политической культуре,Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Более того, эти организации с самого начала стремились реализовать в своей деятельности властные функции, расширяя, особенно на местах, их сферу, и тяготели к централизации, внутреннему структурированию и строгой иерархии уровней.
Всего за несколько месяцев Советы сформировались в многоуровневую централизованную организацию, включающую всероссийские организации, областные, губернские, городские
районные и другие низовые Советы.
В 1917 году в массах господствовал идеал общественного устройства,
основанного на нормах демократии, сложившихся в специфических условиях России нормах общинной демократии.
Советы, как самодержавная организация, по сути, представляли собой попытку реализовать снизу общинный демократический идеал.
Следовательно, двоевластие было не случайным явлением в политической истории России.
Оно было противостоянием двух частей общества: меньшая его часть предлагала западный выбор, большинство же народа предпочитало развитие на основе норм общинной демократии, выработанных и апробированных на собственном опыте.
В этой связи, через
семьдесят шесть лет, на наш взгляд, вряд ли было целесообразным уничтожение Советов как формы государственной власти, утвержденной большинством народных масс в 1917 г.
Да и вряд ли целесообразно
так пунктуально следовать по западному пути, повторяя чуть ли «западное, цивилизованное».
Чем земская управа или «городская дума» хуже «мэрии» или «префектуры».

Но вернемся к 1917 году.
Ситуация в стране к осени накалилась до предела.
Сторонники западного выбора стремились любым путем закрепить властные структуры, которые его же и представляли.
Кадеты не гнушались даже планами установления военной диктатуры в лице генерала Корнилова.
Лидеры эсеров и меньшевиков пытались добиться этого на путях консолидации общественных сил (вспомним середину 1917 г.
с его Демократическим совещанием и Предпарламентом).
Однако страна продолжала проваливаться в пучину кризиса.
Осенью 1917 г.
восстания крестьян, с требованием земли, охватили всю европейскую часть страны; армия отказывалась воевать, забастовки рабочих подрывали едва живую промышленность.
Хотя кризис правительства к началу сентября удалось преодолеть, овладеть политическим положением оно было уже не в состоянии, поскольку не пользовалось доверием и поддержкой большинства населения.
Народные массы видели в

[Back]