DISSERNET.ORG:Btl/062-071

Материал из DISSERNET.ORG
Перейти к: навигация, поиск
О.Ю. Елесина (Баталина) (2002) [стр 45-50]
А.Белоусов (2002)

[стр 62]

Глава 2. Инвестиционная деятельность финансовых посредников

2.1. Источники и противоречия экономического роста в посткризисной экономике

С точки зрения экономического роста посткризисный период (1999-2001 гг.) был одним из самых успешных за всю послевоенную историю - более высокие темпы наблюдались только в 50-е годы. За три года ВВП увеличился на одну пятую (в то время как мировой объем ВВП -на 11%, ВВВ развитых стран - на 9%), промышленное производство почти на треть, продукцию машиностроения - в полтора раза1. Основные макроэкономические индикаторы развития России в этот период приведены в Приложении 1. Практически весь рост был обеспечен за счет повышения эффективности использования базовых ресурсов (основных фондов, труда, энергоносителей).

Посткризисный экономический подъем состоял из трех последователь¬ных волн, различающихся факторами роста, механизмами и ведущими секторами (Приложения 2, 3, 4). Первая волна (октябрь 1998 г. - июль 1999 г.) была связана с импортозамещением и с инвестированием возросших доходов предприятий в оборотный и (в меньшей степени) основной капитал. Главный вклад в прирост промышленной продукции внесло машиностроение (58%) и сырьевые отрасли (29%) при весьма умеренной роли потребительских отраслей (11%)2. Вторая волна (декабрь 1999 г. - август 2000 г.) была вызвана расширением конечного спроса, что прямо или опосредовано связано с благоприятной мировой конъюнктурой. Основные источники роста - экспорт (вклад - 5%), потребительский спрос (31%), инвестиции в основной капитал. Соответственно, более 40% прироста промышленной продукции было обеспечено экспортно-ориентированными сырьевыми отраслями, треть -машиностроением и около одно пятой - потребительскими отраслями3.

1 По данным Госкомстата РФ.

2 Рассчитано по данным Госкомстата РФ.

3 Рассчитано по данным Госкомстата РФ.

[стр 63]

Третья волна (февраль - август 2001 г.) опиралась на рост доходов и внутреннего спроса. Если в рамках второй волны вклады внутреннего и внешнего спроса в общий прирост конечного спроса соотносились как 45:55, то в рамках третьей - 79:21. Три четверти прироста промышленной продукции было сосредоточено в трех отраслях: топливной промышленности (23%), машиностроении (20%), пищевой промышленности (33%)1.

Масштабы экономического роста 1999-2001 гг. не могут быть объяснены ни одной из составляющих шоков посткризисного периода: ни девальвацией рубля, ни повышением мировых цен на нефть. Очевидно, данный результат имеет системное происхождение: он получен вследствие комбинированного воздействия группы факторов, вызвавшего комплекс системных изменений, которые, в свою очередь, задействовали имеющиеся ресурсы роста и привели к формированию новой воспроизводственной модели (рис. 10).

Как показано на рис. 10, логика системных изменений, происходивших в экономике в 1999-2001 гг., по мнению автора, состоит в следующем:

- в связи с девальвацией рубля и повышением мировых цен на нефть возник мощный источник дополнительных доходов от экспорта;

- благодаря монетизации экономики этот поток доходов частично конвертировался во внутренний платежеспособный спрос;

- предприятия внутренне-ориентированных отраслей, защищенные от импорта девальвированным рублем, смогли уловить расширение внутреннего спроса и увеличить выпуск;

- в результате возник еще один поток доходов, связанный с ростом внутренне-ориентированного производства, который также стимулировал расширение внутреннего спроса;

- профицит бюджета, обусловленный снижением государственных расходов при стабильном уровне налогов, обеспечил стерилизацию денежной

1 Рассчитало по данным Госкомстата РФ.

[стр 64]

эмиссии, связанной с увеличением сальдо торгового баланса, что позволило стабилизировать монетарную инфляцию на уровне 112-114% в год.

Рис. 10. Механизм экономического роста в посткризисный период

[стр 65]

Эти изменения позволили задействовать специфические ресурсы роста -резервы, позволившие при минимальных затратах создать пространство для расширения конечного спроса, доходов и производства:

- доходы от экспорта, направляемые на расширение внутреннего спроса. Вклад экспорта в формирование добавленной стоимости экономики (ВВП) составляет около 20%, в том числе в сфере производства товаров - около 40%, промышленности - 60%. С учетом оттока капитала и образования валютных резервов вклад доходов от экспорта в формирование внутреннего конечного спроса оценивается в 15-20%;

- наличие на потребительском рынке значительного объема импортных товаров массового ассортимента и качества, которые могли быть замещены отечественными (Приложение 6);

- наличие незагруженных мощностей и излишков рабочей силы, позволивших наращивать выпуск без существенных дополнительных затрат (Приложение 5);

- дополнительные доходы, высвобождающиеся за счет монетизации (прирост валовой прибыли предприятий, ранее «замороженной» в неплатежах и бартере, составил 12-15% всего прироста валовой прибыли за посткризисный период). Существенную роль сыграл организационный фактор - наличие массового слоя промышленных предприятий, потенциально готовых к развитию в рыночных условиях (развивалось - 15-20%, адаптировалось - 20-

Под «зонтиком» заниженного (четырехкратно по отношению к паритету покупательной способности) обменного курса рубля стала формироваться новая модель воспроизводства - взаимодействия производства, доходов и конечного спроса (рис. 11).

[стр 66]


Рис. 11. Посткризисная модель воспроизводства экономики

Посткризисная модель воспроизводства (1999-2001 гг.), по мнению автора, характеризуется:

- образованием замкнутого воспроизводственного контура, интегрирующего экспорто- и внутренне-ориентированные уклады (за счет перетока доходов от экспорта во внутренний спрос);

- резко заниженным обменным курсом рубля, поддерживающим ценовую конкурентоспособность отечественных товаров по отношению к импорту;

- повышением сбалансированности между потреблением и производством, превращением потребления в фактор экономического роста;

- увеличением валовых сбережений до уровня, перекрывающего фактический объем инвестиций;

[стр 67]

- преобладанием денежных форм расчетов, значительным сокращением неплатежей и бартера.

В 2002 году российская экономика подошла к качественному рубежу. Он связан с исчерпанием или, по крайней мере, сужением действия тех факторов, на которых базировался посткризисный экономический подъем:

- сокращением доходов от экспорта вследствие снижения мировых цен на нефть;

- исчерпанием «бесплатных» ресурсов экономического подъема, прежде всего скрытых излишков рабочей силы на предприятиях;

- достижением такого уровня реального обменного курса рубля (70-72% к июню 1998 г.), когда начинается торможение экономического роста. Обострилось базовое противоречие между формированием конечного спроса и возможностями его покрытия за счет внутреннего производства. Внутренний конечный спрос становится основным фактором подъема. В то же время внутренние источники его покрытия - конечные отрасли экономики -обладают низкой конкурентоспособностью и устаревшей производственно-технологической базой. Данное противоречие пока снимается за счет заниженного обменного курса рубля и низких цен на услуги естественных монополий.

Внешний фактор изменения ситуации - снижение мировых цен на нефть. В процессе адаптации экономики к новому уровню мировых цен вероятно снижение темпов экономического роста с эластичностью 0,4-0,6 процентных пунктов ВВП на 1 доллар США за баррель нефти.

Прямые потери:

- уменьшение номинальных объемов экспорта товаров на 2,0-2,1 млрд. долларов США;

- налоговые потери бюджета (экспортные пошлины, налоги на доходы и прочее) оцениваются в 0,8-0,9 млрд. долларов США при снижении мировых цен на нефть на 1 доллар США за баррель нефти;

[стр 68]

- сокращение денежного предложения, обусловленное как прекращением роста валютных резервов, так и сложностью осуществления денежной эмиссии в условиях разогрева девальвационных ожиданий.

Косвенные потери связаны со снижением подпитки внутреннего конечного спроса за счет доходов от экспорта (на этом держится воспроизводственный контур посткризисной экономики).

Внутренний фактор - сокращение или исчерпание тех резервов, на которых базировался экономический подъем в 1999-2001 гг.:

- незагруженные мощности в промышленности сократились более, чем на четверть (с 65% в 1997 г. до 51% в 2001 г. и 48% в 2002 г.);

- избыточная рабочая сила на предприятиях, достигавшая в 1997-1998 гг. около 25% от численности занятых в промышленности, к началу 2002 г. сократилась до 4-5%1;

- доля импорта на потребительском рынке стабилизировалась на уровне 40-41%, причем, в долларовом выражении объемы потребительского импорта устойчиво увеличиваются (Приложение 6). По оценке, уровень неконкурирующего (по условиям качества и ассортимента) импорта на потребительском рынке составляет около 35%, отсюда, резерв импортозамещения оценивается всего в 3 млрд. долларов США;

- практически полностью исчерпан эффект роста доходов от монетизации.

Решение задач социальной сферы, развитие социальной инфраструктуры, обеспечение военной безопасности, модернизация производственно-технологического аппарата требуют поддержания в среднесрочной перспективе экономического роста на уровне не ниже 4-5% в год. Это предполагает мобилизацию новых источников роста, появившихся в посткризисной модели экономики.

Сложившиеся в 1999-2001 гг. структурные пропорции российской экономики, а также необходимость выхода на устойчивые темпы

1 Рассчитано по данным Госкомстата РФ.

[стр 69]

экономической динамики в 4-5%, достаточно жестко определяют формат возможного экономического роста в среднесрочной перспективе. Другими словами, экономический рост на 4-5% в год возможен только при реализации определенных структурных требований:

1) В сфере производства значительный удельный вес (25% выпуска товаров) имеют отрасли, которые в перспективе будут развиваться «инерционными» темпами - 1-3% в год. К ним, в частности, относятся топливная промышленность и сельское хозяйство. Отсюда требования к росту конечных (инвестиционных и потребительских) отраслей - не ниже 5-6% в год.

2) Условия нормализации воспроизводства основных фондов и компенсации ухудшающихся условий в добывающих отраслях задают «нижнюю планку» темпов инвестиций в основной капитал - 8-9% в год.

3) Сложившаяся структура конечного спроса на товары характеризуется следующими пропорциями: треть - оборот розничной торговли, треть -экспорт, одна пятая - инвестиции в основной капитал, остальное - накопление запасов и натуральное потребление. Учитывая, что динамика сырьевого экспорта составит не более 1-3% в год, обеспечение требуемых темпов возможно только при условии ежегодного увеличения потребления (оборота розничной торговли) на 4,5-6,0% в год.

4) Рост потребления предполагает соответствующее увеличение реальных доходов населения и реальной оплаты труда. Отсюда возникают требования к повышению производительности труда - не менее 3-4% в год.

5) Неизбежный разрыв к динамике конечных отраслей и топливной промышленности диктует требования к снижению энергоемкости производства (ВВП) - примерно на 2% в год.

Реализация данных требований упирается в создание соответствующего организационного механизма взаимодействия экономических субъектов на том ресурсном пространстве, которым располагает российская экономика.

Появление новых ресурсов роста определялось структурными сдвигами, которые происходили в посткризисный период (Приложения 7,8,9):

[стр 70]

- перераспределением доходов от домашних хозяйств к предприятиям реального сектора;

- снижением нормы потребления и увеличением нормы валовых сбережений;

- сокращением государственных расходов и образованием бюджетного профицита;

- увеличением чистого экспорта, сопровождающимся ростом «неинвестиционной» нагрузки на валовые сбережения.

Эти сдвиги привели к резкому росту валовых национальных сбережений. Их доля в ВВП возросла с 22% ВВП в 1997 г. до 33% в 2001 г., причем, на инвестиции они используются лишь на две трети. По существу, образовался новый крупномасштабный резерв экономического роста, позволяющий увеличить сегодняшний уровень инвестиций примерно на одну треть.

Проблема заключается в том, что значительная часть (около 4/5) «свободных» сбережений находится к неликвидной форме - за счет них финансируется формирование валютных резервов, погашение государственного долга, отток капитала (2001 г. - 18 млрд. долларов США). В условиях высокого торгового сальдо использование сбережений на инвестиции может осуществляться в двух формах:

- либо расширения импорта оборудования и технологий;

- либо увеличения валютных средств на счетах и депозитах в банках, которые могут служить ресурсом инвестиционных кредитов (на конец 2001 г. на счетах находилось 17 млрд. долларов США, прирост в 1999-2001 гг. составлял в среднем 2,7 млрд. долларов США в год).

Имеющийся ресурс роста (валовые сбережения) потенциально позволяет осуществить, начиная с 2004 года, инвестиционный прорыв. Автор выделяет следующие его компоненты:

- обеспечение форсированного роста инвестиций;

[стр 71]

- осуществление инвестиционного маневра в пользу секторов, обеспечивающих товарное покрытие внутреннего конечного спроса;

- обеспечение инновационной направленности инвестиций (в противном случае, их рост будет способствовать воспроизводству устаревших технологий и консервировать экономическую отсталость);

- резкое увеличение нормы выбытия устаревшего оборудования.

Также автор определяет следующие макроэкономические условия использования валовых сбережений на инвестиции:

- стабилизация номинального и повышение реального обменного курса рубля (в противном случае снижается привлекательность рублевых активов, увеличиваются процентные ставки, и усложняется поддержание баланса спроса и предложения денег);

- поддержание баланса между спросом и предложением денег;

- умеренные темпы инфляции.

Сложившаяся в России модель инвестиционной деятельности действует неэффективно. Ни фондовый рынок, ни банковская система в полной мере не выполняют своих функций по аккумулированию внутренних сбережений и их трансформации в инвестиции. Главными инвесторами являются сами предприятия, на долю которых приходится 84% всего объема инвестиций, в том числе почти 70% предприятий финансируется за счет их собственных средств - прибыли и амортизации1. По имеющимся расчетам, норма амортизации в российской промышленности вдвое ниже уровня, необходимого для простого возмещения выбытия основных фондов, причем лишь около половины начисленной амортизации реально используется для финансирования капитальных вложений. В результате финансовые ресурсы, аккумулируемые предприятиями для инвестиций, в три-пять раз меньше объема износа и выбытия основных фондов2.

1 Глазьев С. Пути преодоления инвестиционного кризиса //Вопросы экономики. М, 2000. №11.

2 Глазьев С. Пути преодоления инвестиционного кризиса //Вопросы экономики. М., 2000. №11.


1.1. С точки зрения экономического роста посткризисный период (1999-2001 гг.) был одним из самых успешных за всю послевоенную историю – более высокие темпы наблюдались только в 50-е годы. За три годаВВП увеличился на одну пятую (в то время как мировой объем ВВП – на 11%, ВВП развитых стран – на 9%), промышленное про- изводство – почти на треть, продукция машиностроения – в полтора раза (см. табл. 1). Практически весь рост был обеспечен за счет повышения эффективности использования базовых ресурсов (основныхфондов, труда, энергоносителей).

1.2. Посткризисный экономический подъем состоял из трех последовательных волн, различающихся факторами роста, механизмами и ведущими секторами (см. табл. 2-4, график 1).

Первая волна (октябрь 1998 г. – июль 1999 г.) была связана с импортозамеще- нием и с инвестированием возросших доходов предприятий в оборотный и (в меньшей степени) основной капитал. Главный вклад в прирост промышленной продукции вне- сло машиностроение (58%) и сырьевые отрасли (29%) при весьма умеренной роли по- требительских отраслей (11%).

Вторая волна (декабрь 1999 г. – август 2000 г.) была вызвана расширением конеч- ного спроса, что прямо или опосредовано связано с благоприятной мировой конъюнкту- рой. Основные источники роста – экспорт (вклад – 55%), потребительский спрос (31%), инвестиции в основной капитал. Соответственно, более 40% прироста промышленной продукции было обеспечено экспорто-ориентированными сырьевыми отраслями, треть – машиностроениеми около одной пятой – потребительскими отраслями.

Третья волна (февраль – август 2001 г.) опиралась на рост доходов и внутренне- го спроса. Если в рамках второй волны вклады внутреннего и внешнего спроса в об- щий прирост конечного спроса соотносились как 45:55, то в рамках третьей – 79:21. Три четверти прироста промышленной продукции было сосредоточено в трех отрас- лях: топливной промышленности (23%), машиностроении (20%), пищевой промыш- ленности (33%).

1.3. Масштабы экономического роста 1999-2001 гг. не могут быть объяснены ни одной из составляющих шоков посткризисного периода: ни девальвацией рубля, ни по- вышением мировых цен на нефть. Очевидно, данный результат имеет системное проис- хождение: он получен вследствие комбинированного воздействия группы факторов, вы- звавшего комплекс системных изменений, которые, в свою очередь, задействовали имеющиеся ресурсы роста и привели к формированию новой воспроизводственной мо- дели (см. схему 1).

1.4. Логика системных изменений, происходивших в экономике в 1999-2001 гг., состоит в следующем:

- в связи с девальвацией рубля и повышением мировых цен на нефть возник мощный источник дополнительных доходов от экспорта;2

- благодаря монетизации экономики этот поток доходов (частично) конвертиро- вался во внутренний платежеспособный спрос;

- предприятия внутренне-ориентированных отраслей, защищенные от импорта девальвированным рублем, смогли уловить расширение внутреннего спроса и увели- чить выпуск;

- в результате, возник еще один поток доходов, связанный с ростом внутренне- ориентированного производства, который также стимулировал расширение внутрен- него спроса;

- профицит бюджета расширенного правительства, обусловленный снижением го- сударственных расходов при стабильном уровне налогов, обеспечил стерилизацию де- нежной эмиссии, связанной с увеличением сальдо торгового баланса, что позволило ста- билизироватьмонетарнуюинфляциюна уровне 112-114% в год.

1.5. Эти изменения позволили задействовать специфические ресурсы роста – резервы, позволившие при минимальных затратах создать пространство для расшире- ния конечного спроса, доходов и производства:

- доходы от экспорта, направляемые на расширение внутреннего спроса. Вклад экспорта в формирование добавленной стоимости экономики (ВВП) составляет около 20%, в том числе в сфере производства товаров – около 40%, промышленности – 60%. С учетом оттока капитала и образования валютных резервов вклад доходов от экспор- та в формирование внутреннего конечного спроса оценивается в 15-20%;

- наличие на потребительском рынке значительного объема импортных товаров массового ассортимента и качества, которые могли быть замещены отечественными (см. табл. 6);

- наличие незагруженных мощностей и излишков рабочей силы (см. табл. 7) – позволивших наращивать выпуск без существенных дополнительных затрат; - дополнительные доходы, высвобождающиеся за счет монетизации (прирост валовой прибыли предприятий, ранее «замороженной» в неплатежах и бартере, соста- вил 12-15% всего прироста валовой прибыли за посткризисный период). Существенную роль сыграл организационный фактор – наличие массового слоя промышленных предприятий, потенциально готовых к развитию в рыночных услови- ях (развивалось – 15-20%, адаптировалось – 20-30%).

1.6. Под «зонтиком» заниженного (четырехкратно по отношению к паритету покупательной способности) обменного курса рубля стала формироваться новая мо- дель воспроизводства – взаимодействия производства, доходов и конечного спроса (см. схему 2). Различия в режимах воспроизводства до и после кризиса 1998 г. про- сматриваются в соотношениях динамики производства, конечного спроса, экспорта и импорта товаров в до- и посткризисный периоды (см. табл. 9,10).

...


Посткризисная модель воспроизводства (1999-2001 гг.) характеризуется: - образованием замкнутого воспроизводственного контура, интегрирующего экспорто- и внутренне-ориентированные уклады (за счет перетока доходов от экспор- та во внутренний спрос);

- резко заниженным обменным курсом рубля, поддерживающим ценовую кон- курентоспособность отечественных товаров по отношению к импорту;

- повышением сбалансированности между потреблением и производством, пре- вращением потребления в фактор экономического подъема;

- увеличением валовых сбережений до уровня, перекрывающего фактический объем инвестиций;

- преобладанием денежных форм расчетов, значительным сокращением непла- тежей и бартера.


2. Потенциал и ограничения посткризисного роста.

2.1. Экономический рост в последние три года происходил во многом за счет «утилизации» доходов от экспорта, трансформирующихся во внутренний спрос. Нали- чие «ценового зонтика», полученного в результате девальвации рубля, позволяло по- крывать этот спрос за счет внутреннего производства. Плюс, наличие резервных мощ- ностей и излишков рабочей силы на предприятиях, позволяющих экономить на инве- стициях при наращивании выпуска товаров.

2.2. В 2002 г. российская экономика подошла к качественному рубежу. Он свя- зан с исчерпанием или, по крайней мере, сужением действия тех факторов, на которых базировался посткризисный экономический подъем:

- сокращениемдоходов от экспорта вследствие снижениямировых цен на нефть;

- исчерпанием «бесплатных» ресурсов экономического подъема, прежде всего, скрытых излишков рабочей силына предприятиях;

- достижением такого уровня реального обменного курса рубля (70-72% к ию- ню 1998 г.), когда начинается торможение экономического роста.

Обострилось базовое противоречие между формированием конечного спроса и возможностями его покрытия за счет внутреннего производства. Внутренний конеч- ный спрос становится основным фактором подъема. В то же время, внутренние источ- ники его покрытия – конечные отрасли экономики – обладают низкой конкурентоспо- собностью и устаревшей производственно-технологической базой. Данное противоре- чие пока снимается за счет заниженного обменного курса рубля и низких цен на услу- ги естественных монополий.4

2.3. Внешний фактор изменения ситуации – снижение мировых цен на нефть. В процессе адаптации экономики к новому уровню мировых цен вероятно снижение тем- пов экономического роста с эластичностью 0.4-0.6 проц. пунктов ВВП на 1 долл. за баррель нефти.

Прямые потери:

- уменьшение номинальных объемов экспорта товаров, на 2.0-2.1 млрд. долл. на 1 долл./барр. С точки зрения платежного баланса при прочих равных условиях и с учетом прогнозируемого роста импорта (на 3-5 млрд. долл. в год) «пороговой» являет- ся цена (Urals) 18-19 долл./барр. При более низких ценах валютные резервы могут на- чать сокращаться уже в ближайшие один-два года;

- налоговые потери бюджета (экспортные пошлины, налоги на доходы и др.) оцениваются в 0.8-0.9 млрд. долл. на 1 долл./барр. снижения мировых цен на нефть. С точки зрения бюджета критичным является уровень мировых цен на нефть в 17-18 долл/барр.;

- сокращение денежного предложения, обусловленное как прекращением роста валютных резервов, так и (главное!) сложностью осуществления денежной эмиссии в условиях разогрева девальвационных ожиданий. Косвенные потери связаны со снижением подпитки внутреннего конечного спроса за счет доходов от экспорта (на этом держится воспроизводственный контур посткризисной экономики).

2.4. Внутренний фактор – сокращение или исчерпание тех резервов, на которых базировался экономический подъем в 1999-2001 гг.:

- незагруженные мощности в промышленности сократились более, чем на чет- верть (с 65% в 1997 г. до 51% в 2001 г. и 48% в 2002 г.). Согласно опросам руководите- лей предприятий, реально резерв конкурентоспособных производственных мощностей к началу 2002 г. составлял лишь около 15% (см. табл. 7);

- избыточная рабочая сила на предприятиях, достигавшая в 1997-1998 гг. около 25% от численности занятых в промышленности, к началу 2002 г. сократилась до 4-5%. Согласно опросам, более четверти промышленных предприятий испытывает недостаток рабочей силы;

- доля импорта на потребительском рынке стабилизировалась на уровне 40- 41%, причем, в долларовом выражении объемы потребительского импорта устойчиво увеличиваются (см. табл. 6). По оценке, уровень неконкурирующего (по условиям ка- чества и ассортимента) импорта на потребительском рынке составляет около 35%, от- сюда, резерв импортозамещения оценивается всего в 3 млрд. долл.;

- практически полностью исчерпан эффект роста доходов от монетизации.

...

2.5. Решение неотложных задач социальной сферы, развития социальной ин- фраструктуры, обеспечения военной безопасности, модернизации производственно- технологического аппарата требует поддержания в среднесрочной перспективе эко- номического роста на уровне не ниже 4-5% в год. Это предполагает мобилизацию но- вых источников роста, появившихся в посткризисной модели экономики.

2.6. Сложившиеся в 1999-2001 гг. структурные пропорции российской экономи- ки, а также необходимость выхода на устойчивые темпы экономической динамики в 4- 5%, достаточно жестко определяют формат возможного экономического роста в сред- несрочной перспективе (см. табл. 11). Другими словами, экономический рост на 4-5% в год возможен только при реализации определенных структурных требований (1-5).

1) В сфере производства значительный удельный вес (25% выпуска товаров) имеют отрасли, которые в перспективе будут развиваться «инерционными» темпами – 1-3% в год. К ним, в частности, относятся топливная промышленность и сельское хо- зяйство. Отсюда, требования к росту конечных (инвестиционных и потребительских) отраслей – не ниже 5-6% в год.

2) Условия нормализации воспроизводства основных фондов и компенсации ухудшающихся условий в добывающих отраслях задают «нижнюю планку» темпов роста инвестиций в основной капитал – 8-9% в год.

3) Сложившаяся структура конечного спроса на товары характеризуется сле- дующими пропорциями: треть – оборот розничной торговли, треть – экспорт, одна пя- тая – инвестиции в основной капитал, остальное – накопление запасов и натуральное потребление. Учитывая, что динамика сырьевого экспорта составит не более 1-3% в год, обеспечение требуемых темпов возможно только при условии ежегодного увели- чения потребления (оборота розничной торговли) на 4.5-6.0%.6

4) Рост потребления предполагает соответствующее увеличение реальных до- ходов населения и реальной оплаты труда. Отсюда, возникают требования к повыше- нию производительности труда – не менее 3-4% в год.

5) Неизбежный разрыв в динамике конечных отраслей и топливной промыш- ленности диктует требования к снижению энергоемкости производства (ВВП) – при- мерно на 2% в год.

Реализация данных требований упирается в создание соответствующего орга- низационного механизма взаимодействия экономических субъектов на том ресурсном пространстве, которым располагает российская экономика.

2.7. Появление новых ресурсов роста определялось структурными сдвигами, которые происходили в посткризисный период (см. табл. 12-14):

- перераспределением доходов от домашних хозяйств к предприятиям реально- го сектора и, в меньшей степени, к расширенному правительству;

- снижением нормыпотребления и увеличением нормываловых сбережений;

- сокращением расходов расширенного правительства и образованием бюджет- ного профицита;

- увеличением чистого экспорта, сопровождающимся ростом «неинвестицион- ной» нагрузки на валовые сбережения.

Эти сдвиги привели к резкому росту валовых национальных сбережений. Их доля в ВВП возросла с 22% ВВП в 1997 г. до 33% в 2001 г., причем, на инвестиции они используются лишь на 2/3. По существу, образовался новый крупномасштабный резерв экономического роста, позволяющий увеличить сегодняшний уровень инвестиций примерно на 1/3.

Проблема в том, что значительная часть (около 4/5) «свободных» сбережений находится в неликвидной форме – за счет них финансируется формирование валют- ных резервов, погашение государственного долга, отток капитала (2001 г. – 18 млрд. долл.), В условиях высокого торгового сальдо использование сбережений на инвести- ции может осуществляться в двух формах:

- либо расширения импорта оборудования и технологий (что равнозначно со- кращению торгового сальдо);

- либо увеличению валютных средств на счетах и депозитах в банках, которые могут служить ресурсом инвестиционных кредитов (на конец 2001 г. на счетах находи- лось 17 млрд. долл., прирост в 1999-2001 гг. составлял в среднем 2.7 млрд. долл. в год).

2.8. Имеющийся ресурс роста (валовые сбережения) потенциально позволяет осуществить, начиная с 2004 г., инвестиционный прорыв, который включает несколь- ко компонент:

- обеспечение форсированного роста капиталовложений;

- осуществление инвестиционного маневра в пользу секторов, обеспечивающих товарное покрытие внутреннего конечного спроса;

- обеспечение инновационного наполнения инвестиций (в противном случае, их рост будет способствовать воспроизводству устаревших технологий и консервировать экономическую отсталость);

- резкое увеличение нормывыбытия устаревшего оборудования.7

2.9. Макроэкономические условия использования валовых сбережений на инве- стиции:

- стабилизация номинального и повышение реального обменного курса рубля (в противном случае снижается привлекательность рублевых активов, увеличиваются процентные ставки и усложняется поддержание баланса спроса и предложения денег);

- поддержание баланса между спросом и предложением денег;

- умеренные темпы инфляции (помимо подавления инвестиционной активности инфляция – ключевой фактор чрезмерного укрепления рубля).

2.10. Одним из наиболее сложных условий обеспечения экономического роста является поддержание баланса спроса и предложения денег.

При отсутствии значимых подвижек в конкурентоспособности снижение номи- нального обменного курса становится естественным способом поддержания кратко- срочного экономического оживления. Это ведет к тому, что рублевые активы по при- влекательности начинают уступать зарубежным финансовым инструментам (кредиты, депозиты, надежные ценные бумаги). Возникает давление на валютный рынок по схеме: рост оттока капитала – рост спроса на валюту – снижение обменного курса рубля – рост оттока капитала.

Денежная эмиссия начинает «работать» на ускорение снижения обменного кур- са, что ведет к обострению известного противоречия между целями монетарной поли- тики: обеспечения стабильности обменного курса и поддержания баланса между спро- сом и предложением денег. В такой ситуации в жертву приносится экономический рост: сжатие реального объема денежного предложения ведет к рецидиву нехватки денег в экономике.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты