DISSERNET.ORG:Ast2006/245-260

Материал из DISSERNET.ORG
Перейти к: навигация, поиск
П.А. Астахов (2006) [стр 245-260]
Зеленцов А.Б. (2005) [стр 354-390 ]

[стр 245]

щие порядок функционирования этой системы. Вместе с тем. понятие системы защиты прав несет более широкое значение, чем понятие системы разрешения административных споров. Система защиты прав имеет своими главными функциями два основных направления защиты частных лиц: а) от преступлений, деликтов и иных неправомерных действий других граждан и юридических лиц и б) от неправомерных и нецелесообразных действий субъектов власти. Система непосредственно связана с реализацией только второй функции правозащитной системы. Она призвана обеспечить защиту прав в плоскости взаимоотношений «власть-подчинение», т.е. защиту субъективных публичных прав и законных интересов. В зарубежной литературе можно встретить, однако, отождествление системы разрешения споров с «системой правовой защиты», в которую включаются принципы ее построения и судебная система (суды, общей юрисдикции, административные суды, специализированные суды и комиссии, адвокатура и правовая помощь)1.

Суть юрисдикционного разрешения юридических конфликтов состоит в том, что оно являет собой принудительную технологию решения спорных проблем, в какой бы комбинации институциональных элементов не оформлялась в той или иной стране его система.

В отличие от административной юрисдикции, альтернативные, не- юрисдикциониые процедуры, хотя и в разной мере, основаны па принципе компромисса. Эти процедуры в отечественной и зарубежной литературе получают различные - претендующие на общие - обозначения: «досудебные», «несудебные», «доюрисдикционные», «неюрисдикционные». Отдельные авторы обозначают их как «неформальные» или «квазиюридические» процедуры2, В этом случае они противопоставляются «юридическому способу раз-

1 См., например: Renate Borgcr & Susanne Poelchau, Es muB nicht vor dern Kadi endcn: Mediation - Konstruktiv mit Konflikten umgebcn. «Notizbuch» ar 17.12.1991, Bayeri.scher Rutidfunk - FamiJienfunk.

  • James L. Creighton, Schlag nicht die Tore zum Konflikte aushaJten 'егел, Reinbek 1992; Jay

folberg & Alison Taylor, Mediation. A Comprehensive Guide to Resolving Conflicts without Litigation, Jossey-Bass Publishers, San Francisco - Oxford 1984.

[стр 246]

решения конфликтов», л качестве главной черты которого выделяется формализованное ™, регламентированность правовыми нормами, устанавливающими правила конфликтного взаимодействия. При этом неформальные процедуры рассматриваются как дополнение юридических процедур. Если с трактовкой иеюрисдикционных процедур как комплементарных в государственно- организованном обществе еще можно в известной мере согласиться, то обозначение всех их как неформальных вряд ли стоит признать удачным. Главная черта этих процедур вовсе не в том, что они являются «квазиюриди- чееккми», не регламентированными правовыми нормами. В практике современных государств они в той или иной степени получают (и должны получать) правовую регламентацию. Их основное отличие - в принципе компромисса и логически вытекающих из него правил разрешение споров. Они могут являть собой неюридические, неформальные процедуры, но в любом случае эго всегда именно неюрисдикционные процедуры. В системе разрешения спороз подсистема альтернативного их урегулирования отличается от юрисдикции целым рядом принципиальных черт:

- если суд, административный орган определяет, кто прав и кто виноват, что в соответствии с законом заслуживает каждый, являющийся стороной в споре, высказываясь от имени нрава, то принцип компромисса ориентирует прежде всего не на поиск виновного, а на снятие конфликта в отношениях, отталкиваясь от интереса сторон;

- юрисдикция строго основывается на правовых нормах, компромисс направлен на согласование имеющихся интересов в большей степени, чем к применению норм. Процессы структурируются таким образом, чтобы конфликты трансформировались в диалог об интересах. Сосредоточиваясь на интересах, стороны легче определяют области взаимного интереса, о которых опи до этого, возможно, не знали, что позволяет им успешнее прийти к соглашению;

- в юрисдикционных процедурах (в отличие от альтернативных) стороны, как правило, теряют контроль над своим спором, и его дальнейшая судь

[стр 247]

ба зависит от законодательно определенных процессуальных процедур, адвокатов, суда. Увеличение вовлеченности сторон в процесс выработки решения обеспечивает возможность их прямого участия в поиске взаимовыгодного выхода из конфликта. Обеспечение сторонам права голоса при принятии решения способствует восприятию принятого решения как своего собственною и справедливого;

- судебный состязательный механизм чаще всего обостряет отношения между сторонами, усугубляет поляризацию их позиций, тогда как альтернативные средства способствуют сохранению отношений и поддержанию делового сотрудничества;

юрисдикционные органы нередко выносят решения, неудовлетворительные- как для одной из сторон, так и для обеих. Отчасти это связано с тем, что судебные процедуры препятствуют непосредственному взаимодействию сторон, упускают важную информацию относительно их интересов и подчинены принятию варианта решения, наиболее приемлемой) с точки зрения закона. Если предоставить сторонам самим разрешать конфликт альтернативными методами, то они могут придти к совершенно иным решениям, чем суд. В значительной мере это обусловлено более интенсивным информационным обменом между сторонами, совместным анализом интересов, ведущим к творческим решениям.

Итак, система разрешения административных споров в своем развитом виде состоит из двух основных функциональных подсистем; подсистемы их юрисдикционного разбирательства. В свою очередь, каждая из этих подсистем может по отношению к своим элементам и другим системам выступать как система, в рамках которой возможно выделение соответствующих подсистем и институтов. В юрисдикционной системе, являющейся основной, в качестве таких подсистем выделяются: а) подсистема квазисудеб но го разбирательства и разрешения споров в административном порядке (административная форма) и б) подсистема административного судопроизводства или судебная форма разрешения административных споров.

[стр 248]


Судебная форма разбирательства споров характеризуется рядом особенностей, отличающих ее от административного порядка их разрешения. Ее организационной основой выступают особого рода органы, обладающие максимально возможной независимостью от спорящих сторон и прерогативой осуществлять судебную власть при разрешении отнесенных к их ведению споров. В тех или иных странах в роли такого рода органов по разрешению административных споров могут выступать общий суд, специальный административный суд либо иные специализированные суды, наделенные по закону правом осуществлять правосудие по административным делам.

Судебная форма разрешения административных споров отличается более детально проработашюй процедурой исследования и разбирательства дела. Она предполагает, что разрешающий спор судья, компетентный и независимый, обязан оценить характер претензий и разногласий сторон административного конфликта, выявить, на чьей стороне право и какая из сторон нарушила закон1. Нормы и принципы, регулирующие деятельность судьи, обязывают его основательно изучить все подробности дела, дать юридическую квалификацию всех правовых и фактических обстоятельств и при необходимости в целях более глубокого исследования и для избежания судебной ошибки назначить дополнительные следственные действия. Разбирательство административного дела осуществляется в рамках, установленных принципами и нормами судопроизводства, которые регулируют порядок передачи спора на рассмотрение судьи, состав суда, методы проведения судебного исследования обстоятельств дела, порядок реализации и объем полномочий судьи, принципы вынесения решений и пути их обжалования. Все эти нормы и принципы служат гарантией беспристрастности и объективности судебного разрешения административного спора.

Таким образом, судебная форма разрешения административных споров

1 См.: Юридический конфликт: процедуры разрешения. (Юридическая конфликтология. Часть 3). М., 1995. Юридический конфликт: сферы и механизмы. (Юридическая конфликтология. Часть 2). М., 1994.

[стр 249]

включает два основных компонента: определенным образом организованную систему судов и административное судопроизводство. Все это позволяет рассматривать судебную форму разрешения административных споров как деятельность специальны определенным образом организованных органов - судов (общих или специализированных), которые в рамках установленного законодательством процессуального порядка, включающего конкретную систему гарантий, осуществляют юрисдикцию по административным делам и разрешают их принудительным для сторон образом посредством издания актов правосудия. Преимущества судебной формы разрешения споров и устранения юридических неопределенностей в сфере публичного управления состоят в том, что: а) она демократично и рационально устроена; б) осуществляется независимым и профессионально ориентированным официальным органом (лицом; в) предназначена для решения наиболее сложных правовых проблем, возникающих в публично-правовой сфере; г) отличается наиболее технологичной процедурой собирания, исследования и оценки доказательств при их недостаточности; д) предполагает разрешение конфликтов по принципу: прав тот, на чьей стороне закон; е) ориентирует на рассмотрение только сути конфликтов, отметая все, что не имеет отношения к делу, и, следовательно, не дает конфликту разрастаться до бесконечности; ж) характеризуется полнотой юрисдикции в том смысле, что никакие властные органы не вправе ставить под сомнение обязательность исполнения решений судов; з) имеет своей сущностью правосудие по административным делам.

Утверждение о том, что судебная форма разрешения административных споров в своей сущности являет' собой деятельность по отправлению правосудия (административные правосудие), требует специальной теоретической интерпретации. Дело в том, что в отечественной доктрине существует тенденция относить к правосудию только деятельность судов по разрешению гражданских и уголовных дел1. Деятельность судов по разреше-

1 См., например: Бойков О.В. Роль арбитражных судов в разрешении административных спорой // Проблемы административной юстиции. М., 2002.

[стр 250]

нию административных и конституционных дел при этом исключается из сферы правосудия. В основе такого подхода лежит метафизическое противопоставление правосудия и контроля, выделяемых в качестве самостоятельных функций судебной власти. В этом случае правосудие сводится исключительно к применению правовой нормы к конкретным обстоятельствам судебного дела, к защите субъективных прав и законных интересов, а функция судебного контроля - к охране объективного права, к делам о праве объективном. Соответственно, юридическая природа правосудия характеризуется как индивидуально-регулятивная (предмет - спор о праве субъективном), а судебного контроля - как нормативно-охранительная (предмет судебной квалификации - соответствие объективному праву).

В рамках этого подхода отдельные авторы вообще исключают какую- либо связь между реализацией судом контрольной функции и спором о праве. Исходя из этого, они сводят деятельность суда при разбирательстве административных дел к простой операции проверки, соответствия административного акта закону (т.е. только к контролю), а его роль - к банальной роли контролера, занимающегося поиском несоответствий и ошибок, а не «суждением о праве». При этом факт осуществления судом контрольных полномочий по административным делам используется для обоснования утверждения о том, что, разрешая эти дела, суд не разрешает спора о праве[1].

Между тем, современное исследование показывает, что деление форм судебной власти на правосудную и контрольную, в зависимости от индивидуального (казуистического) либо нормативного характера судебной деятельности и судебных решений, является некорректным. Обе они могут иметь как индивидуальное, гак и нормативное содержание, обе они имеют правоприменительную природу. Все это является содержательно-правовой основой для широкого понимания правосудия, включающего в себя как казуистическую, так и нормативную функцию.


1 Воскобитова JI.A. Судебная власть и медиация. Идея восстановительного правосудия // Юридические аспекты конфликтологии: Сборник научных статей / Под ред. И.В. Петровой. Ставрополь, 2000.

[стр 251]

В теоретико-методологическом плане правосудие как сущность судебной формы разрешения споров необходимо отличать от судопроизводства как ее структуры. Во-первых, различие между ними проводится по объему процессуальных действий: правосудие включает в себя только рассмотрение и разрешение судом дела по существу в судебном заседании и не объемлет досудебное производство, производство во всех стадиях процесса и разрешения вопросов исполнения решений. Несомненно, главное в правосудии - рассмотрение судом юридических дел в судебном заседании и вынесение решения.

В широком смысле под правосудием нередко понимается вся процессуальная деятельность, связанная с процессом отправления правосудия, процессом, подготавливающим его осуществление, и процессом, обеспечивающим исполнение его решений. В такой трактовке понятие «правосудие» отождествляется с понятиями «судопроизводство» и «процесс».

Во-вторых, различие между правосудием и судопроизводством проводится по субъектному составу. Монопольное право на осуществление правосудия принадлежит суду, поэтому действия других участников судопроизводства выступают лишь предпосылкой осуществления правосудия и не определяют его содержание. Правосудие и судопроизводство - не одно и то же: субъектом правосудия является суд, а субъектами судопроизводства, кроме суда, служат и. иные его участники. Действия суда, составляющие содержание его процессуальных правоотношений с другими участниками судопроизводства, в своей динамике организуются в определенные стадии судебного процесса. Отсюда правосудие - это судопроизводство в его процессуальных стадиях, реализующее себя в акте суда, разрешающем дело по существу.

Вместе с тем, очевидно, правы те авторы, которые полагают, что категория «судебный процесс» отражает динамику развития судопроизводства, изменения во времени его состояния и направленность*. Она характеризует особый вид правоприменения, содержание которого составляет деятельность,

1 См.: Цихоцкии А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия но 1раждаи- ским делам. Новосибирск, 1997.

[стр 252]

суда по применению норм права к фактическим отношениям. Судопроизводство п своей динамике представляет собой именно судебный процесс и выступает как урегулированная процессуальным правом совокупность процессуальных действий и процессуальных правоотношений, которые складываются между' судом и другими субъектами при рассмотрении и разрешении юридических дел. Правосудие можно определить как процессуальную деятельность суда по разбирательству и разрешению в судебном заседании юридических дел. а судопроизводство - как порядок (форму) осуществления правосудия в процессе разрешения правового конфликта[1].

Далее. В последние годы в отечественном правоведении неуклонно возрастает интерес к неюрисдикционным средствам разрешения правовых споров. В научный оборот для их обозначения введен и получает все большее распространение термин «альтернативное разрешение споров» (далее - АРС)\ Этот термин используется в доктрине и законодательстве многих зарубежных стран и носит вполне официальный характер. Заимствование данной) термина российской юриспруденцией, как справедливо отмечается в литературе. вполне правомерно. При этом сам по себе термин «альтернативное разрешение споров» до сих пор не имеет четкого определения и включает самые разнообразные процедурные и процессуальные средства. Единственным способом их отграничения от иных процессуальных средств является то, что они выступают альтернативой формализованным юрисдикционным процедурам. При заимствовании этого термина имеет место не слепое копирование чужой терминологии, а реализация потребности в соответствии современным мировым тенденциям правового развития, обусловленным взаимосвязью и взаимопроникновением различных правовых систем. Отечественный законодатель не стоит в стороне от этих тенденций, о чем свидетельствует установ-

1 См.: Цихопквй А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск. 1997. ‘ См., например: Кукушкин М.А. Юридическая конфликтология: вопросы теории и практики Развитие альтернативных форм разрешения правовых конфликтов: Учебно- методическое пособие / Под ред. MB. Иемытиной. Саратов. 1999. Ч. 1.

[стр 253]

ление в российском праве, хотя и в ограниченном объеме, отдельных институтов. относящихся к АРС, например, согласительных процедур или института примирительных процедур в АПК РФ. Необходимость теоретического осмысления и практического применения АРС российскими учеными и практиками напрямую связывается с внедрением более совершенных и гибких методов рассмотрения правовых споров. Так, считается, что ускорению рассмотрения правовых споров в значительной мере могут способствовать процедуры досудебного урегулирования (переговоры, консультации, посреднич е с т в заключение мировых соглашений) и использование внесудебных (альтернативных) методов (посредничества, третейских судов, коммерческого арбитража).

Между тем, в зарубежном праве вопросам теоретического осмысления и практического применения АРС посвящено весьма значительное число работ. В зарубежной доктрине принято считать, что альтернативные средства разрешения споров получили развитие из-за неудовлетворенности деятельностью судебной системой, а в США - и формальными административными процедурами, качественный и количественный рост которых привел к превращению их. по сути дела, в судебные1.

В законодательстве зарубежных стран альтернативные процедуры либо не определяются, либо законодатель дает им весьма расплывчатую дефиницию. Так, в США в соответствии с Законом об административных процедурах под альтернативными средствами понимается любая процедура, которая используется для разрешения спорных вопросов, включая, но не ограничиваясь, примирение, посредничество, мини-суды, арбитраж и использование ом- будеманов, или любая их комбинация. Таким образом, законодатель сознательно уклоняется от их чрезмерно узкой дефиниции и предоставляет федеральным агентствам право самостоятельно определять, какие именно АРС следует применять, учитывая специфику их деятельности. При этом админи

1 См.: Fricdrich Glasi, Konfliktmanagcmcnt, Verlag Haupt, Bern 1990. Thomas Gordon, Familicnkonferenz. Die Losung von Konflikten zwischen liitera und Kind, Miiocben 1989.

[стр 254]

стративные органы не ограничены в выборе альтернативных средств, что ориентирует их на творческий поиск новых методов, прямо не предусмотренных в законе. ЛРС могут применяться в США по отношению к любым спорам, возникающим из административной деятельности федерального агентства, па исключением вопросов, прямо исключенных из сферы действия Закона об административной процедуре. Предметом АРС является- «спорный вопрос», т.е. вопрос, связанный с решением административного органа (агентства), которое принимается для реализации его административной программы и в связи е которым возникает разногласие: а) между частными лицами и органом, принимающим решение; 6) между липами, чьи интересы могут быть нарушены этим решением.

Пропесс внедрения ЛРС па протяжении последних двадцати лет можно выразить в трех ключевых понятиях: экспериментирование, имплементации и законодательное закрепление.

Имплементация и законодательное оформление АРС в административном праве европейских государств характеризуются различной динамикой и разными подходами к масштабам и сферам их применения. В целях оптимизации и унификации этого процесса Комитетом министров Совета Европы была принята Рекомендация R (2001) 9 Комитета министров Совета Европы об альтернативах судебному разбирательству споров между административной властью и частными лицами1. Используемое в русском переводе названия этой рекомендации выражение «альтернативы судебному разбирательству» административных споров является вполне корректным и отвечает смыслу европейского понимания ЛРС. Дело в том, что к ЛРС Рекомендация относит и внутриведомственное разбирательство - процедуру апелляции к компетентном}' органу. При этом под компетентным органом понимается как орган - автор акта, так и вышестоящий в административной иерархий орган либо орган, специально созданный для этих целей. В Пояснительной записке к Рекомендации (п.87) уточняется, что внутриведомственное разбирательство призвано обеспечить пересмотр административного

[стр 255]

акта по вопросам законности или целесообразности или выплату компенсации. Этот способ должен быть применим к любому акту, а в некоторых случаях должен стать обязательным предварительным условием разбирательства спора до обращения в суд.

Включение в систему АРС административной апелляции, по сути дела, означает, что европейская концепция альтернативных средств отличается от той, что разрабатывается в США. В этой стране АРС считается альтернативной не только судебной, но и формальной административной процедуре: ни доктрина, ни законодательство не относят административную апелляцию к альтернативным средствам. Следовательно, в данном случае АРС - это альтернатива не только судебному разбирательству административных споров, но и юрисдикционному способу в целом. Думается, это вполне оправданно в концептуальном смысле: административная апелляция по инстанции предполагает использование властных юрисдикционных полномочий (по крайней мерс, в нашем отечественном понимании административного обжалования). АРС имеет в качестве своей основы прежде всего компромисс, соглашение, а не властно-принудительный способ разрешения спора. Отсюда вполне правомерны два вывода: либо обращение к вышестоящей инстанции не должно относиться к АРС, либо вышестоящий орган следует рассматривать как посредника либо арбитра между частным лицом и органом - автором акта, не применяющего властно-принудительные средства для разрешения спора. Как представляется, в большинстве стран вышестоящий орган в таких случаях выступает именно как юрисдикт, а не как посредник. В то же время вполне возможно отнесение к АРС обращение к органу - автору акта с заявлением возражения, ибо в данном случае административный орган выступает не как юрисдикт, а как сторона в споре, к которой частное лицо обращается для его урегулирования. В то же время в европейской доктрине нет единства по вопросу о том, следует ли арбитраж (третейское разбирательство) относить к АРС. Так, Европейская комиссия, как орган Европейского Союза, определяющий основные направления его политики в сфере законодательства,

[стр 256]

опубликовала так называемую Зеленую книгу по вопросам АРС (2002 г.), где трактует альтернативные методы как «внесудебные процедуры по разрешению спора, осуществляемые нейтральной третьей стороной, за исключением арбитража». В основе такого подхода лежит раз1раничение внесудебных и квазисудебных форм разрешения спора. Коль скоро решения арбитров (в отличие от документов, составляемых по результатам процедур АРС), по сути дела, заменяют собой судебные акты, то арбитраж, по мнению Европейской комиссии, ближе к квазисудебной процедуре, чем к АРС1. В США так же существует понятие внесудебной и квазисудебной деятельности. Тем не менее, законодательство, в том числе административное фавовое, относит ар- б т р аж к альтернативным формам4. Думается, такой подход более обоснован. Дело в том, что квазисудебная деятельность предполагает властно- принудительно е разрешение спора, и сила этой власти проистекает от государства как ее носителя. Между тем в основе третейского разбирательства лежит соглашение сторон спора об использовании арбитражной процедуры, и, егтедовательно, властная сила решения арбитра основана прежде всего на предварительном компромиссе сторон, проистекает из их соглашения об его обязательности.

В теоретическом плане концепция АРС, находящаяся в процессе постоянного развития, напрямую связана с либеральным правопониманием, которое, кстати говоря, получает все более широкое распространение в России и выражается в том, что право трактуется не только как нормы законов и иных нормативно-правовых актов, по и принципы справедливости, гуманизма, общепризнанные принципы международного права.

АРС предоставляют возможность более гибкого согласования позиций, чем предусмотрено судебной процедурой. Альтернативные средства смягчают формализованное^ правосудия, лишают спор характера противостояния,

1 Christopher R. Mitchell, The Structure of International Conflict, The МастШап Press LTD, London 1981. 2 Tubor Varady, John J. Barcelo III, Arthur T. von Mehren. Internationa] commercial arbitration. A Transnational Perspective. Minnesota, St. Paul, West Group, 1999.

[стр 257]

который он имеет при рассмотрении его судом, и снижает риски, присущие судебному разбирательству. Кроме того, АРС открывает возможность разрешения административных споров на основе принципа справедливости. Это вовсе не означает забвение принципа законности. При использовании АРС административные власти должны уважать принцип законности, и ни они, ни частные не должны рассматривать альтернативные способы разрешения споров как способ уклонения от исполнения своих обязательств. Несмотря на ряд предоставляемых АРС преимуществ в разрешении административных споров, система этих средств должна дополнять (а не заменять) административную юстицию и обеспечивать соблюдение принципов справедливости, беспристрастности, равенства и гарантии прав сторон.

Итак, альтернативные средства (формы) разрешения споров характеризуются целым рядом признаков:

1. Они применяются вне юрисдикционной деятельности государственных органов и являют собой самостоятельную форму разрешения споров, которая, однако, может определенным образом комбинироваться с юрисдикционной;

2. Они действуют как механизм сближения, согласования интересов, ориентированный на достижение соглашения между спорящими сторонами. По своей сути это согласительные процедуры, при реализации которых стороны могут в целях защиты своих прав и интересов самостоятельно контролировать процесс разбирательства и его результат. Прежде всего, они обеспечивают разрешение спора не с позиции силы или позиции права, а с позиции интересов сторон. Альтернативная процедура не является формой процессуального принуждения, не имеет властного содержания;

3. Они отличаются экономичностью, простотой, отсутствием жестких процессуальных правил, дружественным характером процедуры, возможностью урегулирования спора на основе принципа справедливости;

4. Альтернативные средства разрешения административных споров - это не замена, а дополнение административной юстиции, которая посредством

[стр 258]

судебной проверки призвана обеспечить соблюдение принципов равенства, справедливости, беспристрастности и уважения прав при использовании АРС;

5. Процедуры основаны не на принципе состязательности, что свойствен но правосудию, а на принципе арбитрирования, т.е. достижения сторонами соглашения.

Альтернативное разрешение споров представляет собой применение определенной совокупности приемов, способов, процедур для урегулирования спора путем достижения взаимоприемлемого соглашения между его сторонами на основе принципа справедливости и без непосредственного использования мер государственно-властного принуждения. Альтернативные средства разрешения споров необходимо отличать от способов их предотвращения. Различие между ними состоит прежде всего в том, то они используются на разных стадиях взаимоотношений между частными липами и органами публичной администрации.

Разграничивая способы предупреждения споров и альтернативные средства их разрешения, Пояснительная записка к Рекомендации №R(2001)9 выделяет такие превентивные меры, как вопросы, переговоры и консультации.

В качестве средства предупреждения административных споров переговоры предполагают совместные действия административных органов и общества, различные формы диалога между публичной администрацией и частными лицами. Они включают совместные усилия сторон, обладающих схожими, совпадающими или даже противоположными интересами, направленные на выработку соглашений, ведущих к гармонизации линий их поведения.

Переговоры нередко завершаются соглашением, имеющим договорную природу, особенно в тех случаях, где они призваны в большей степени урегулировать спор, чем предотвратить его. При этом процедура консультаций или рассмотрения обращений трактуется как выяснение позиций сторон, на которые повлиял или может повлиять административный акт. В ходе консультаций частные лица получают информацию о целях администрации при

[стр 259]

принятии акта, имеют возможность изложить свою позицию и в определенной мерс принять участие в процессе его подготовки.

Таким образом, альтернативные средства разрешения административных споров представляют собой совокупность приемов, способов и форм разрешения разногласий между участниками спорных правовых отношений. Они призваны нивелировать недостатки юрисдикционного способа разрешения еггороп и отличаются гибкостью, простотой и оперативностью. Они не умаляют важности института административной юстиции как основного механизма защиты прав частных лиц от неправомерных действий публичной администрации, а дополняют его и должны развиваться наряду с этим институтом.

В заключение выскажем несколько соображений обобщающего характера:

1. В конечном счете, с социально-политической точки зрения, содержательная сторона юридических конфликтов должна быть стратегически определяющей. оптимальная же юридическая форма всегда остается вспомогательным инструментом юридической практики по се существу. Поэтому динамика. а не структура юридических конфликтов является первичной; определяющим являются средства контроля именно над развитием конфликтов, а не над их состоянием и соответствием процедурным формам. Это фактор, являющийся импульсом для совершенствования юридической практики во всех ее видах, в том числе, и для нормотворческой практики;

2. Спорность является не только формой появления и развития конфликта как юридического, не только условием их проявления, по и характеристикой самой юридической формы разрешения с точки зрения ее определенности, однозначности, полноты и условности (конвендиональностя).

Данное свойство спорности юридического конфликта выступает фактором развития процедурных форм и оптимизации их сочетания с социальными цс- лсустаяовками юридической практики;

[стр 260]

3. Правовой спор сам имеет юридическую форму - суд, но суд, в свете сказанного о природе и особенностях юридических конфликтов и форм их разрешения, должен быть понят в широком смысле, чтобы включить в себя существующие и активно развивающиеся внесудебные формы разрешения конфликтов;

4. Единые способы разрешения юридических конфликтов не только с точки зрения внешней формы, но и с точки зрения существа самой этой практики, отсутствуют, если не принимать во внимание исключительно их внешнюю форму. Отраслевые особенности с необходимостью обусловливают своеобразие форм, среди которых особую значимость приобретают консенсуальные формы как в наибольшей степени соответствующие базовым характеристикам современного общества и государства.

Общим итогом проведенного в данной главе теоретического анализа может быть следующее утверждение методологического и, одновременно, прикладного характера: если ранее была определена предметная область общей теории юридических конфликтов, то в данном разделе решена задача формирования понятийного аппарата, который по ряду установленных критериев является адекватным и для постижения природы юридических конфликтов и практики их разрешения, и для разработки наиболее целесообразных и отвечающих природе юридических конфликтов форм и средств их разрешения


[стр 369]

Эти процедуры в отечественной и зарубежной литературе получают различные — претендующие на общие — обозначения: «досудебные», «несудебные», «доюриедикционные»[1], «нсюрисдикциоипые (Н.Рулан), «претензионные» или «согласительные»[2]. Отдельные авторы обозначают их как «неформальные» или «квазиюридичсские» процедуры. В этом случае они противопоставляются «юридическому способу разрешения конфликтов», в качестве главной черты которою выделяется формализовашюсть, регламентированность правовыми нормами, устанавливающими правила конфликтного взаимодействия. При этом неформальные процедуры рассматриваются как дополнение юридических процедур[3]. Если с трактовкой пеюрисдикционных процедур как комплементарных в государственно-организованном обществе еще можно согласиться, то обозначение всех их как неформальных вряд ли стоит признать удачным. Главная черта этих процедур вовсе не в том, что они являются «квази- юридическими», не регламентированными правовыми нормами. В практике

' См.: Елиссйкин П.Ф. Природа доюрисдикционного урегулировании разногласий )! Яопросы развития и защиты прав граждан. - Калинин, 1975. ~ С. 66-68. > См.: Передерни С.В. Процедурно-процессуальный механизм зашиты трудовых прав наемных работников. - Воронеж, 2000.- С, 66. i См.: Юридическая конфликтолошя. - М., 1995. - С. 300.


[стр 370]

современных государств они в той или иной степени получают (и должны получать) правовую регламентацию. Их основное отличие — в принципе компромисса и логически вытекающих из него правилах разрешения споров. Они могут являть собой неюридические, неформальные процедуры, но в любом случае это всегда именно неюрисдикционные процедуры.

[стр 367]


В системе разрешения правовых споров подсистема альтернативного их урегулирования отличается от юрисдикции целым рядом принципиальных черт, среди которых можно выделить:

- юрисдикционный орган определяет, кто прав и кто виноват, что в соответствии с законом заслуживает каждый, являющийся стороной в споре, высказываясь от имени права, в то же время как принцип компромисса, характерный для АРС, ориентирует прежде всего не на поиск виновного, а на снятие конфликта в отношениях, отталкиваясь от интереса сторон[3];

- юрисдикция строго основывается на правовых нормах, компромисс направлен на согласование имеющихся интересов в большей степени, чем к применению норм.

1 Так, в современной литературе высказывается вполне обоснованное мнение об «откровенно слабом разрешении вопроса о производстве из публичных правоотношений» в ГПК РФ и выражается надежда на скорое принятие КАС. См.: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к ГПК РФ. - М., 2003.- С. 22.

2 Па эту проблему в свое время обратил внимание Гегель, который писал: «Поскольку сторонам представляется право пройти весь тот длительный путь разветвленных формальностей, который есть их право, а такие формальности могут быть обращены им во вред и даже превращены в неправовое орудие, чтобы защитить стороны и само право в качестве того субстанциальность, что только и имеет значение, от хтоупотреблений, возможных в судопроизводстве, следует вменить сторонам в обязанность обратиться, прежде чем они передадут дело в официальный суд, к простому (третейскому, мировому) суду и попытаться прийти к соглашению». Гегель Г.В.Ф. Философия права. - М., 1990.-С. 259.

[стр 368]

Процессы АРС структурируются таким образом, чтобы конфликты трансформировались в диалог об интересах; «альтернативные процедуры разрешения споров имеют ряд значительных преимуществ перед юрисдикционными: дешевизна, оперативность, возможность выбора сторонами «своего судьи», конфиденциальность;


- «в юрисдикционных процедурах (в отличие от альтернативных) стороны, как правило, теряют контроль над своим спором и его дальнейшая судьба зависит от законодательно определенных процессуальных процедур, адвокатов, суда.

Увеличение вовлеченности сторон в процесс выработки решения обеспечивает возможность их прямого участия в поиске взаимовыгодного выхода из конфликта. АРС вовлекает стороны в процесс определения проблемы и достижения соглашения, позволяя тем самым увеличить контроль над конечным решением[1]. Обеспечение сторонам права голоса при принятии решения способствует восприятию принятого решения как своего собственного и справедливого; юрнедикционные органы нередко выносят решения, неудовлетворительные как для одной из сторон, так и для обеих.

...

- судебный состязательный механизм чаще всего обостряет отношения между сторонами, усугубляет поляризацию их позиций, тогда как альтернативные средства способствуют сохранению отношений и поддержанию делового сотрудничества[2].

1 См.: Грей Б. Персструктурированис трудноразрешимых экологических конфликтов//Социальный конфликт. - 1998.-№4.-С. 22-25. 2 См.: Gray В. Collaboration: Finding common ground for multiparty problems. - San Francisco: Jossey-Bass. Inc., 1989.-P. 50-51.

[стр 369]

...юрнедикционные органы нередко выносят решения, неудовлетворительные как для одной из сторон, так и для обеих. Отчасти это связано с тем, что судебные процедуры препятствуют непосредственному взаимодействию сторон, упускают важную информацию относительно их интересов и подчинены принятию варианта решения, наиболее приемлемого с точки зрения закона. Если предоставить сторонам самим разрешать конфликт альтернативными методами, то они могут придти к совершенно иным решениям, чем суд. В значительной мере это обусловлено более интенсивным информационным обменом между сторонами, совместным анализом интересов, ведущим к творческим решениям;


[стр 354]

3.4. Особенности судопроизводства как юрисдикционной технологии.

Судебная форма разрешения правовых конфликтов отличается более детально проработанной процедурой исследования и разбирательства дела, позволяющей объективно оценить характер претензий и разногласий сторон конфликта, выявить, на чьей стороне право и какая из сторон нарушила закон. Судебная процедура обязывает суд, компетентный и независимый, основательно изучить все подробности дела, дать юридическую квалификацию всех правовых и фактических обстоятельств и при необходимости в целях более глубокого исследования и для избежания судебной ошибки назначить дополнительные следственные действия. Эта процедура отличается наиболее технологичными приемами собирания, исследования и оценки доказательств при их недостаточности и предполагает разрешение конфликтов по принципу: прав тот, на чьей стороне закон. Она ориентирована на рассмотрение только сути конфликтов, отметая все, что не имеет отношения к делу и, следовательно, не дает конфликту разрастаться до бесконечности. Разбирательство


1 Определение от 21 июня 2000 гУ/Вестник Конституционного Суда РФ. - 2000. - № б; СЗ РФ. - 1998. - № 20, Ст. 2173; СЗРФ. - 2001. - № 32. Ст.3412. 2 См.: Нажимов В.П.. Суд как орган правосудия по уголовным делам в СССРЛБопросы организации и осуществления правосудия в СССР. - Калининград, 1970. - С. 6-7.


[стр 355]

спорного дела осуществляется в рамках, установленных принципами и нормами судопроизводства, которые регулируют порядок передачи спора па рассмотрение судьи, состав суда, методы проведения судебного исследования обстоятельств дела, порядок реализации и объем полномочий судьи, принципы вынесения решений пути их обжалования и т.д. Все эти нормы и принципы служат гарантией беспристрастности и объективности судебного разрешения правового конфликта. Судебная процедура характеризуется полнотой юрисдикции в том смысле, что никакие властные органы не вправе ставить под сомнение обязательность исполнения решений судов.

[стр 354]

Эта процедура отличается наиболее технологичными приемами собирания, исследования и оценки доказательств при их недостаточности и предполагает разрешение конфликтов по принципу: прав тот, на чьей стороне закон. Она ориентирована на рассмотрение только сути конфликтов, отметая все, что не имеет отношения к делу и, следовательно, не дает конфликту разрастаться до бесконечности.

[стр 355]

Утверждение о том, что судебная форма разрешения административных споров в своей сущности являет собой деятельность по отправлению правосудия (административные правосудие), требует специальной теоретической интерпретации. Дело в том, что в отечественной доктрине существует тенденция относить к правосудию только деятельность судов по разрешению гражданских и уголовных дел1. Деятельность судов по разрешению административных и конституционных дел при этом исключается из сферы правосудия. В основе такого подхода лежит метафизическое противопоставление правосудия и контроля, выделяемых в качестве самостоятельных функций судебной власти. В этом случае правосудие сводится исключительно к применению правовой нормы к конкретным обстоятельствам судебного дела, к защите субъективных прав и законных интересов, а функция судебного кош-роля — к охране объективного права, к делам о праве объективном[2]. Соответственно, юридическая природа правосудия характеризуется как индивидуально-регулятивная (предмет — спор о праве субъективном), а судебного контроля — как нормативно-охранительная (предмет судебной квалификации — соответствие объективному праву).

В рамках этого подхода отдельные авторы вообще исключают какую-либо связь между реализацией судом контрольной функции и спором о праве. Исходя из этого они сводят деятельность суда при разбирательстве административных дел к простой операции проверки соответствия административного акта закону (т.е. только к

[стр 356]

контролю), а его роль — к банальной роли контролера, занимающегося поиском несоответствий и ошибок, а не «суждением о праве». При этом факт осуществления судом контрольных полномочий по административным делам используется для обоснования утверждения о том, что, разрешая эти дела, суд не разрешает спора о праве[1].

...

Современные исследования показывают, что деление форм судебной влас ти на правосудную и контрольную, в зависимости от индивидуального (казуистического) либо нормативного характера судебной деятельности и судебных решений, является некорректным2. Обе они могут иметь как индивидуальное, так и нормативное содержание, обе они имеют правоприменительную природу. Все это является содержательно-правовой основой для широкого понимания правосудия, включающего в себя как казуистическую, так и нормативную функцию, имеющую своим содержанием конфликторазрешающую деятельность.

В тсорстико-мстодологичсском плане правосудие как сущность судебной формы разрешения споров необходимо отличать от судопроизводства как ее структуры. Во- первых, различие между ними проводится по объему процессуальных действий: правосудие включает в себя только рассмотрение и разрешение судом дела по существу в судебном заседании и не объемлет досудебное производство, производство во всех стадиях процесса и разрешения вопросов исполнения решений. Несомненно, главное в правосудии — рассмотрение судом юридических дел в судебном заседании и вынесение решения. В широком смысле под правосудием нередко понимается вся процессуальная деятельность, связанная с процессом отправлсш1Я правосудия, процессом, подготавливающим его осуществление, и

1 См., напр.: Шсрстюк В.М. Новые положения третьего Арбитражного процессуального кодекса РФ. - М., 2003.-С. 143. 1 См., напр.. ТНмаконян Г.А. Конституционное правосудие в системе разделения властей. - М., 2001.- С. 50-54.


[стр 357]


процессом, обеспечивающим исполнение его решений. В такой трактовке понятие «правосудие» отождествляется с понятиями «судопроизводство»1 и «процесс»2.

Во-вторых, различие между правосудием и судопроизводством проводится по субъектному- составу. Монопольное право на осуществление правосудия принадлежит суду, поэтому действия других участников судопроизводства выступают лишь предпосылкой осуществления правосудия и не определяют его содержание. Правосудие и судопроизводство — не одно и то же: субъектом правосудия являсгся суд, а субъектами судопроизводства, кроме суда, являются и ииые его участники. Действия суда, составляющие содержание его процессуальных правоотношений с другими участниками судопроизводства, в своей динамике организуются в определенные стадии судебного процесса. Отсюда правосудие — это судопроизводство в его процессуальных стадиях, реализующее себя в акте суда, разрешающем дело но существу. Вместе с тем, очевидно, прав Л.В. Цихоцкий, полагающий, что категория «судебный процесс» отражает динамику развития судопроизводства, изменения во времени его состояния и направленность3. Она характеризует особый вид правоприменения, содержание которого составляет деятельность суда по применению норм права к фактическим отношениям.

Судопроизводство в своей динамике представляет собой именно судебный процесс и выступает как урегулированная процессуальным правом совокупность процессуальных действий и процессуальных правоотношений, которые складываются между судом и другими субъектами при рассмотрении и разрешении юридических дел. Правосудие stricto senso можно определить как процессуальную деятельность суда по разбирательству и разрешению в судебном заседании юридических дел, а судопроизводство — как порядок (форму) осуществления правосудия в процессе разрешения правового конфликта.


[стр 369]

§ 4. Альтернативные средства разрешения правовых споров

4.1. Понятие альтернативного разрешения споров (ЛРС).

В последние годы в отечественном правоведении неуклонно возрастает интерес к неюрисдикционным процедурам разрешения правовых споров....

[стр 372]

При этом сам по себе термин «альтернативное разрешение споров» до сих пор не имеет четкого определения и включает самые разнообразные процедурные и процессуальные средства. Единственным способом их отграничения от иных процессуальных средств является то, что они выступают альтернативой формализованным юрисдикционным процедурам.

[стр 371]

В этом случае имеет место не слепое копирование чужой терминологии, а реализация потребности в соответствии современным мировым тенденциям правового развития, обусловленным взаимосвязью и взаимопроникновением различных правовых систем.

...

Отечественный законодатель не стоит в стороне от этих тенденций, о чем свидетельствует установление в российском праве, хотя и в ограниченном объеме, отдельных институтов, относящихся к АРС, например, согласительных процедур или института примирительных процедур в ЛПК РФ. Необходимость теоретического осмысления и практического применения АРС российскими учеными и практиками напрямую связывается с внедрением более совершенных и гибких методов рассмотрения правовых споров.

являются главным образом вопросы применения АРС в частно-правовой области. Проблемам использования АРС в сфере публичного управления практически, за редким исключением, не уделяется сколь-нибудь значительного внимания1

[стр 372]

Между тем в зарубежном публичном праве вопросам теоретического осмысления и практического применения АРС посвящено весьма значительное число работ. В зарубежной доктрине принято считать, что альтернативные средства разрешения споров получили развитие из-за неудовлетворенности деятельностью судебной системой, а в США — и формальными административными процедурами, качссгвашый и количественный рост которых привел к превращению их, по сути дела, в судебные2.... Процесс внедрения АРС в зарубежное публичное право на протяжении последних двадцати лет можно выразить в трех ключевых понятиях: экспериментирование, имплементация и законодательное закрепление. При этом сам по себе термин «альтернативное разрешение споров» до сих пор не имеет четкого определения и включает самые разнообразные процедурные и процессуальные средства. Единственным способом их отграничения от иных процессуальных средств является то, что они выступают альтернативой формализованным юрисдикционным процедурам.

В законодательстве зарубежных стран альтернативные процедуры либо не определяются, либо законодатель дает им весьма расплывчатую дефиницию. Так, в США в соответствии с Законом об административных процедурах под альтернативными средствами понимается любая процедура, которая используется для разрешения спорных вопросов, включая, по не ограничиваясь, примирение, фасилитацшо, посредничество, мини-суды, арбитраж и использование омбудсманов (ombuds), или любая их комбинация3. Таким образом, законодатель сознательно уклоняется от их чрезмерно узкой дефиниции и предоставляет федеральным агентствам право самостоятельно определять, какие именно АРС следует применять, учитывая специфику их деятельности. При этом административные органы не ограничены в выборе альтернативных средств, что ориентирует их па творческий

[стр 373]

поиск новых методов, прямо не предусмотренных в законе. A PC могут применя ться в США по отношению к любым спорам, возникающим из административной деятельности федерального агентства, за исключением вопросов, прямо исключенных из сферы действия Закона об административной процедуре.

Имплементация и законодательное оформление АРС в публичном праве европейских государств характеризуются различной динамикой и различными подходами к масштабам и сферам их применения. В целях оптимизации и унификации этого процесса Комитетом министров Совета Европы была принята Рекомендация № R (2001) 9 Комитета министров Совета Европы об альтернативах судебному разбирательству споров между административной властью и частными лицами1. Используемое в русском переводе названия этой рекомендации выражение «альтернативы судебному разбирательству» адмшшетративных споров является вполне корректным и отвечает смыслу европейского понимания АРС. Дело в том, что к АРС Рекомендация относит и внутриведомственное разбирательство — процедуру апелляции к компетентному органу. При этом под компетентным органом понимается как орган -автор акта, так и вышестоящий в административной иерархии орган либо орган, специально созданный для этих целей. В Пояснительной записке к Рекомендации (п.87) уточняется, что внутриведомственное разбирательство призвано обеспечить пересмотр административного акта но вопросам законности или целесообразности или выплату компенсации. Этот способ должен быть применим к любому акту, а в некоторых случаях должен стать обязательным предварительным условием разбирательства спора до обращения в суд.

Включение в систему АРС административной апелляции (жалобы), по сути дела, означает, что европейская концепция альтернативных средств отличается от той, что разрабатывается в США. В этой стране АРС считается альтернативной не только судебной, но и формальной административной процедуре: ни доктрина, пи законодательство не относят административную апелляцию к альтернативным средствам. Следовательно, в данном случае АРС — это альтернатива не только

1 Эта Рекомендация (п.7) ориентирует государства • члены Совета Европы, не умаляя значение административной юстиции, на применение в своем законодательстве альтернативных средств разрешения административных споров (alternative means of resolving administrative disputes). Приложение к этой Рекомендации и Пояснительная записка к ней переведены на русский язык и опубликованы в журнале: Конституционное право: восточно-европейское обозрение. - 2003, - №2.

[стр 374]


судебному разбирательству правовых споров, но и юрисдикционному способу в целом. Думается, это вполне оправданно в концептуальном смысле: административная апелляция по инстанции предполагает использование властных юрисдикциониых полномочий (по крайней мере, в нашем отечественном понимании административного обжалования). АРС имеет в качестве своей основы прежде всего компромисс, соглашение, а не властно-принудительный способ разрешения спора. Отсюда вполне правомерны два вывода: либо обращение к вышестоящей инстанции не должно относиться к АРС, либо вышестоящий орган следует рассматривать как посредника или арбитра между частным лицом и органом — автором акта, не применяющего властно-принудительные средства для разрешения спора. Как представляется, в большинстве стран вышестоящий орган в таких случаях выступает именно как юрисдикг, а не как посредник. В то же время вполне возможно отнесение к АРС обращение к органу - автору акта с заявлением возражения, ибо в данном случае административный орган выступает не как юрисдикг, а как сторона в споре, к которой частное лицо обращается для его урегулирования. В то же время в европейской доктрине нет единства но вопросу о том, следует ли арбитраж (третейское разбирательство) относить к АРС. Так, Европейская комиссия, как орган Европейского Союза, определяющий основные направления его политики в сфере законодательства, опубликовала так называемую Зеленую книгу по вопросам АРС (2002г.), где трактуег альтернативные методы как «внесудебные процедуры по разрешению спора, осуществляемые нейтральной третьей стороной, за исключением арбитража». В основе такого подхода лежит разграничение внесудебных и квазисудебных форм разрешения спора. Коль сроко решения арбитров (в отличие от документов, составляемых по результатам процедур АРС), но сути, дела заменяют собой судебные акты и имеют значение res judicata, то арбитраж, по мнению Европейской комиссии, ближе к квазисудсбной процедуре, чем к АРС1. В США тюке существует понятие внесудебной и квазисудебной деятельности. Тем не менее законодательство, в том числе административно-правовое, относит арбитраж к альтернативным формам. Думается, такой подход более обоснован. Дело в том, что квазисудебная деятельность предполагает властно-принудительное разрешение спора


[стр 375]

и сила этой власти проистекает от государства как ее носителя. Между тем в основе третейского разбирательства лежит соглашение сторон спора об использовании арбитражной процедуры, и, следовательно, властная сила решения арбитра основана, прежде всего, на предварительном компромиссе сторон, проистекает из их соглашения об его обязательности...

В теоретическом плане концепция АРС, находящаяся в процессе постоянного развития, напрямую связана с либеральным правопониманием, которое, кстати говоря, получает все более широкое распространение в России и выражается в том, что право трактуется не только как нормы законов и иных нормативно-правовых актов, но и принципы справедливости, гуманизма, общепризнанные принципы международного права[1].

...

[стр 376]

...

АРС действительно предоставляют возможность более гибкого согласования позиций, чем предусмотрено судебной процедурой. Альтернативные средства смягчают формализованное^ правосудия, лишают спор характера противостояния, который он имеет при рассмотрении его судом. Данное обстоятельство особое значение имеет применительно к публично-правовой сфере. АРС открывает возможность разрешения административных и иных публично-правовых споров на основе принципа справедливости. Это вовсе не означает забвение принципа законности. При использовании АРС административные власти должны уважать принцип законности и ни они, ни частные не должны рассматривать альтернативные способы разрешения споров как способ уклонения от исполнения своих обязательств. Несмотря на ряд предоставляемых АРС преимуществ в разрешении административных споров, система этих средств должна дополнять (а не заменять) административную юстицию и обеспечивать соблюдение принципов справедливости, беспристрастности, равенства и гарантии прав сторон.


1 Цит. по: Смирнов А.В. Состязательный процесс. - СПб., 2001-С. 10-11.

[стр 377]

Итак, альтенативиые средства разрешения споров отличаются целым рядом признаков, характеризующих эти процедуры как неюрисдикционную технологию:

1) они применяются вне юрисдикционной деятельности государственных органов и являют собой самостоятельную форму разрешения споров, которая, однако, может определенным образом комбинироваться с юрисдикционной;

2) они действуют как механизм сближения, согласования интересов, ориентированный на достижение соглашения между спорящими сторонами. По своей сути, это — согласительные процедуры, при реализации которых стороны могут в целях защиты своих прав и интересов самостоятельно контролировать процесс разбирательства и его результат. Прежде всего, они обеспечивают разрешение спора пе с позиции силы или позиции права, а с позиции интересов сторон. Альтернативная процедура пе является формой процессуального принуждения, не имеет властного содержания;

3) альтернативные средства разрешения административных споров — это не замена, а дополнение юрисдикции и, преаде всего, судебной власти, которая посредством судебной проверки (a posteriori) призвана обеспечить соблюдение принципов равенства, справедливости, беспристрастности и уважения прав при использовании АРС;

4) процедуры АРС основаны не па принципе состязательности, что свойственно правосудию, а на принципе арбитрирования, т.е. достижения сторонами соглашения. Таким образом, альтернативное разрешение споров (АРС) представляет собой применение определенной совокупности приемов, способов, процедур вне системы юрисдикции как властно-принудительной технологии для урегулирования спора путем достижения взаимоприемлемого соглашения между его сторонами на основе принципа справедливости и без непосредственного использования мер государственно-властного принуждения.

4.2. Виды АРС. Альтернативная процедура как средство урегулирования разногласии представляет

...

[стр 390]


Таким образом, альтернативные средства разрешения правовых споров представляют собой совокупность приемов, способов и форм разрешения разногласий между участниками спорных правоотношений вне системы судебной и административной юрисдикции. Они призваны нивелировать недостатки юрисдикционного способа разрешения споров и отличаются гибкостью, простотой и оперативностью. Они не умаляют важности института правосудия как основного мехашома разрешения споров и законных интересов, а дополняют его и должны развиваться наряду с этим институтом.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты