DISSERNET.ORG:Ast2006/010-013

Материал из DISSERNET.ORG
(перенаправлено с «DISSERNET.ORG:Ast2006/010-012»)
Перейти к: навигация, поиск
П.А. Астахов (2006) [стр 10-13]
В.П. Малахов (2001) [стр 12- ]

[стр 10]

разработка таких теоретико-методологических оснований выявления и адекватного выражения всего объема свойств и характеристик правовых конфликтов, которые позволят не только обогатить, но в отдельных аспектах и изменить знания об этом феномене, а также определять методы и средства решения практических проблем профессиональной подготовки юристов. Данная формулировка основной цели исследования - и это чрезвычайно важно отметить - имеет два относительно самостоятельных, по неразрывно связанных контекста: с одной стороны, она свидетельствует о его сугубо теоретико-познавательном, установочно-методологическом характере; с другой стороны, она с несомненностью указывает на то, что анализу подвергаются вопросы правовой идеологии. Иными словами, здесь поставлена предельно общая для юридической теории проблема. Поэтому она необычайно сложна для своей реализации. Потребность же в ее осуществлении велика, поскольку она стягивает вокруг себя содержательное богатство юридических наук. Многоаспектный анализ динамики развития и разрешения юридических конфликтов, при акцентировании внимания на нетрадиционных формах и методах предотвращения и прекращения конфликтов в сфере правового регулирования, чрезвычайно важен.

Чтобы результат теоретического исследования был положительным и плодотворным, необходимо решить ряд исследовательских задач. Одна из них '- раскрыть проблему правового конфликта на основе органической связи трех качественно различных теоретических интерпретаций предмета: философско-правовой. социологической и теоретико-правовой. Мы придерживаемся позиции, согласно которой философско-правовой характер постановки вопросов и их решение совместимы с юридическим взглядом на предмет.

Кроме того, предполагается решить следующие задачи:

- дать теоретико-правовую характеристику сущности и содержания юридического конфликта, раскрыть его место в системе социальных конфликтов;

- установить адекватное содержание понятий «социальный конфликт»

[стр 11]

и «юридический конфликт» и определить принципы их соотношения;

- осуществить характеристику юридических конфликтов как с точки зрения их сущности и содержания, так и сточки зрения формы и логики;

- выявить место правового конфликта и форм его выражения в механизме правового регулирования, определить его основные функции;

- выявить существующие в отечественном и зарубежном нраве концептуальные подходы к пониманию правового конфликта и рассмотреть эволюцию представлений о правовом конфликте в истории отечественной и зарубежной политико-правовой мысли;

- установить критерии классификации юридических конфликтов и осуществить на их основе классификацию юридических конфликтов;

- выявить структуру юридического конфликта, взаимодействие составляющих его элементов, обосновать исходные принципы построения его юридической конструкции;

- исследовать содержательную специфику юридических конфликтов, возникающих в разных сферах социальной жизни современного общества;

- исследовать динамику юридических конфликтов;

- определить содержательные и формальные критерии разрешения юридических конфликтов;

- установить основные формы разрешения юридических конфликтов и их связанность;

- разработать, с учетом мирового опыта и особенностей российского опыта, л отчески состоятельную и целостную модель системы разрешения правовых конфликтов, в том числе, через раскрытие специфики юрисдикционных и альтернативных технологий;

- выявить специфику правоприменительной формы разрешения юридических конфликтов и различных правоприменительных процедур;

- определить значение консенсуальной формы разрешения юридических конфликтов, специфику составляющих ее процедур;

- обосновать теоретико-правовую модель механизма противодействия

[стр 12]

юридическим конфликтам, адаптированную к политико-правовым реалиям современной России;

- исследовать роль института адвокатуры в динамике разрешения юридических конфликтов.

Осуществление поставленных задач предполагает привлечение адекватной ям методологии. Прежде всего, требуется использовать концептуальные модели, принципы и методы комплексного анализа, органично сочетающего возможности юридического, социологического и философско- правового подхода. Это означает, во-первых, выведение исследования, - по крайней мере, на определенных его этапах, - на предельный уровень общности. когда каждая т выделяемых характеристик конфликта приобретает категориальный характер, а в своей совокупности они представляют феномен правового конфликта как универсальную форму бытия человека в социальном мире. На таком уровне любое суждение о предмете приобретает мировоззренческое значение, т.е. не только позволяет усмотреть в нем отражение полноты связей правовой жизни со всеми другими формами человеческого , бытия, но и сообщает им качество программных деятельностных установок, свойство глубинной мотивации поведения.

Во-вторых, чтобы понять сущностные, основополагающие характеристики исследуемого предмета, вначале он берется, так сказать, в «чистом виде». в отвлеченности от эмпирических связей и влияний, независимо от опыта и факторов различного характера, т.е. в абстракции. Только такой способ мышления о предмете позволит затем понять все его связи и опосредования, решать как теоретические, так и прикладные проблемы.

В-третьих, вводится адекватный данной методологии язык, объяснить который здесь, как и практически всегда, весьма непросто, но, однако, вне смыслового каркаса которого понять что-либо о предмете в его предельном и абстрактном выражении совершенно невозможно.

Наконец, в-четвертых, в основу исследования положены диалектический и системный методы как органические части собственно философской


[стр 13]

методологии. В основу всего исследования положены две концептуальные идеи, развертывание которых возможно только с помощью применения средств диалектики: 1) выразить природу, содержание и логику правового конфликта в предельной глубине можно только средствами самого, так сказать, «конфликтного мышления», т.е. не описывая характеристики правовых конфликтов как бы извне, оперируя лишь средствами научного познания, а раскрывая их изнутри, средствами мышления, включенного в конфликтные процессы; 2) правовая реальность должна предстать как следствие сложных процессов объективации глубинного содержания правовых конфликтов. При этом очень важно помнить, что данные идеи выступают не констатацией в общем виде свойств эмпирической реальности, а лишь обязательными методологическими предпосылками, которые только и делают возможным реализацию комплексного, междисциплинарного подхода к предмету.

Но философско-правовое исследование не является способом осмысления. исчерпывающим проблему, а призвано лишь обеспечить более глубокую и разностороннюю интерпретацию природы и содержания правового конфликта в рамках теоретико-правового (юридического) подхода. Поэтому собственно философская методология сочетается с общенаучной методологией, составляющей, как известно, методологию юридической теории.

Прежде всего, в качестве исследовательского инструментария принимаются методы формально-логического анализа, компаративистики, синергетики, герменевтики, методы, обеспечивающие междисциплинарный подход. В совокупности с другими общенаучными методами они дают сильный им¬пульс познанию правовых конфликтов. Особое значение в исследовании придается применению функционального и системно-структурного подхода, в рамках которых осуществлялось интегрирование теоретических абстракций, положений, закрепленных в действующем законодательстве, и эмпирических материалов из области юридической практики, правотворческой и правоприменительной деятельности. Системно-структурный метод применяется при описании юридической конструкции правовых конфликтов и системы

[стр 12]

Как следствие выделения указанных предметов исследования, его целью становится разработка таких теоретике-методологических оснований выявле¬ния и адекватного выражения всего объема свойств и характеристик правосоз¬нания, которые позволят не тол ько обогатить, но в отдельных аспектах и изме¬нить знания о феномене права, не только раскрыть культурную специфику пра¬восознания в современном российском обществе, но и определить методы и средства решения практических проблем правового воспитания. Данная фор¬мулировка основной цели исследования - и это чрезвычайно важно отметить - имеет два относительно самостоятельных, но неразрывно связанных контекста: с одной стороны, она свидетельствует о его сугубо теоретико-познавательном, установочно-методологическом характере; с другой же стороны, она с несо¬мненностью указывает на то, что анализу подвергаются вопросы правовой идеологии. Иными словами, здесь поставлена предельно общая для юридиче¬ской теории проблема. Поэтому она необычайно сложна для своей реализации. Потребность же в ее осуществлении велика, поскольку она стягивает вокруг се¬бя все содержательное богатство юридических наук.

Чтобы результат теоретического исследования был положительным и плодотворным, необходимо решить ряд исследовательских задач. Первая за¬дача - раскрыть проблему правосознания на основе органической связи двух качественно различных теоретических интерпретаций предмета: философско- правовой и теоретико-правовой. Но усмотрение специфики философско- правового подхода в сравнении с юридическим подходом чаще всего ассоции¬руется с изначальным их противопоставлением и с утверждением о неюридиче¬ском понимании природы права и правосознания в рамках философии права. Однако мы придерживаемся совершенно иной позиции, полагая, что философ¬ско-правовой характер постановки вопросов и их решение совместимы с юри¬дическим взглядом на предмет. И наша задача - не оспорить юридический взгляд на предмет, а определить место философско-правовой интерпретации предмета в системе юридических взглядов на сущность и природу права и пра¬восознания.

Теперь становятся необходимыми два уточнения принципиального ха¬рактера, которые только на первый взгляд могут восприниматься как чисто терминологические нюансы. Первое уточнение касается того преимуществен¬ного смысла, который вкладывается в понятие "философия права'’ на протяже¬нии всего исследования.

Как известно, это понятие имеет несколько относительно самостоятель¬ных значений. Прежде всего, философия права трактуется как раздел социаль¬ной философии, предметом которого выступает феномен права . Данный под¬ход к исследованию природы и сущности права не может быть в полной мере удовлетворительным по той причине, что для социальной философии право не является единственным и исключительным предметом, но предстает в виде предметной области, определение каковой философия осуществляет с помо¬щью своего специального познавательного инструментария. Из этого следует, что право должно рассматриваться с точки зрения таких его особенностей, ко¬торые также присущи и всем другим формам общественной жизни и общест¬венного сознания. Иными словами, только в контексте отличения от морали, от политики, от религии и т.д. право может быть проявлено и по!1ято. Л это зна¬чит, что понимание права на самом деле связано с первоначальным выяснением того, чем право не тлеется. В зависимости от того, что остается в результате ’вычитания" этих негативных характеристик, и складывается, в конечном счете, представление о сущности права. Сущностью оказывается особенность права, и эта особенность вторична по отношению к тому, что свойственно не только праву2.

Подход к праву как к фрагменту социальной реальности, однако, не по¬зволяет всесторонне к достаточно полно выявить и выразить его природу. Рас¬пространение общей философии на проблемы права, в конце концов, приводит к схематизму, к созданию абстрактных схем, мало что говорящих о глубинных характеристиках правовой действительности. Кроме того - и это главное, сам правовой субъект в данном случае принципиально элиминируется из познава¬тельного процесса.

Другое понимание философии права также весьма распространено. Со¬гласно ему, философия права является частью общей теории права и сконцен¬трирована исключительно на решении проблем методологии . Однако неясно, существует ли, и рамках такой позитивистской интерпретации, отличие фило¬софии права от методологии познания права. Думается, что такое понимание философии права своими корнями уходит в толкование философии как "цари¬цы наук”, толкование давно устаревшее.

Из сказанного вовсе не следует, что философия права в рамках общей теории права и государства не имеет своим предметом методологию юридиче¬скою познания. Напротив, данная задача является одной из основных для фи- лософии правах. Важно, чтобы в таком случае возможности и назначение фило¬софии права не ограничивались.

Эта ограниченность некоторым образом преодолевается в модели "’юри¬дической философии права”. Согласно данному пониманию, философия права представляет собой iy часть юриспруденции, в которой сосредоточивается об¬щенаучная методология юридического познания и выявляется предельная (для юридической теории, конечно) глубина понимания всего массива юридической проблематики. Такой подход в целом разделяется и диссертантом. Однако дан¬ное тол кование философии права имеет определенные недостатки: во-первых, оно предполагает только количественное различие между философией права и любой другой юридической наукой, а во-вторых, оно оставляет вне поля зрения ту часть философской методологии, которая не имеет научного характера. И главное - здесь также в познавательный процесс не включен субъект в своем правовом качестве. Иными словами, такое понимание философии права не по¬зволяет в полной мере реализовать поставленные исследовательские задачи.

Необходимо выделить и еще одно значение понятия философии права: философия гграва предстает как мировоззренческое основание права, как сово¬купность программных установок конкретной правовой системы, так сказать, ее credo. Слово "философия1' употребляется здесь, скорее, в переносном, не¬строгом смысле; на самом деле речь идет не о выяснении сущности и природы права, а о глубинной социальной мотивации правовой (в том числе, и юридиче¬ски оформленной) практики. В этом значении философия права становится центральным элементом правовой идеологии и, тем самым, - составной частью всякого правового учения. По поскольку наш предмет - правосознание с точки зрения его природы и логики, постольку данное значение понятия философии нрава также не может быть для нас основным.

Наконец, философия нрава должна быть рассмотрена как интеллектуаль¬ный процесс, суть которого состоит в философствовании правового субъекта, а точнее - в отражении феномена права средствами самого же правосознания. Это последнее значение является самым важным; именно оно способно реали¬зовать наш познавательный интерес в полном объеме.

И второе, не менее важное, уточнение, необходимость которого продик¬тована приведенным выше анализом значений понятия "философия права", ка¬сается определения характера связи философии права и юридической 'теории. Юриспруденция понимается как совокупность всех юридических наук. При¬вычный взгляд теоретика в этой совокупности далеко не всегда находит место для философии права. Однако, поскольку философия права имеет своим пред¬метом то же, что и все остальные юридические науки - а этим предметом явля¬ется njp^eo во всем многообразии его аспектов, - постольку философия права также в полной мере должна быть отнесена к юриспруденции. В западной тео¬рии понимание философии права как составной части юриспруденции является общепризнанным . Другой разговор, что философия нрава не может считаться юридической наукой, поскольку философия и наука представляют собой каче¬ственно разные типы рационального мышления о предмете . Поэтому филосо¬фия права должна рассматриваться как особая юридическая теория. Все ос¬тальные юридические теории могут и должны быть развернуты по принципам и законам науки.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты